Среда, 16 Март 2016 11:41

Особое геологическое бюро при Мурманском ОГПУ, 1932-33 гг.

Оцените материал
(0 голосов)

В работе, посвященной памяти геологов - жертв репрессий сталинского режима, имеются многочислен­ные ссылки на то, что в 1930-е гг. на Кольском п-ове существовала так называемая “Мурманская шарашка” ОГПУ [34]. Документы из филиала государственного архива Мурманской обл. в г. Кировске (ФГУ “ГАМО”) проливают свет на малоизвестные страницы истории геологических работ на Кольском п-ове. Какова предыс­тория этой организации (в документах она называется по-разному: Мурманское геологическое бюро, Мурман­ское консультационное бюро, ОПГБ, Особое геологическое бюро, Инженерно-геологическое бюро при Мур­манском окр. отделе ОГПУ и др.)

23-29 апреля 1929 г. в Москве состоялась XVI конференция ВКП(б), на которой был принят 1-й пятилет­ний план развития народного хозяйства СССР. Конференция утвердила “оптимальный” вариант пятилетки (его задания превышали “минимальный” вариант примерно на 20 %). И реализация этого плана во многом стала возможной лишь с использованием подневольного труда ссыльнопоселенцев и репрессированных специалистов - “врагов народа”. Сырьевая составляющая в народно-хозяйственных планах правительства 1930-х гг. играла ключевую роль. Страна остро нуждалась во всех видах полезных ископаемых, а особенно в экспортируемых, валютных. Непосредственно “эпоха ГУЛАГа” в экономике страны открывается постановлением СНК СССР от 11.07.1929 г. “Об использовании труда уголовно-заключенных” и последовавшей организацией первых испра­вительно-трудовых лагерей. Заключенных начинают рассматривать как стратегический источник рабочей силы, а ОГПУ-НКВД как “производственный” наркомат, способный реализовать важнейшие государственные проек­ты. В числе многих других производственных организаций в системе ОГПУ-НКВД вскоре были организованы: Ухтинская экспедиция ОГПУ для разведки и разработки нефтяных месторождения и извлечения радия (июнь 1929 г.) [5, 35], Вайгачская экспедиция ОГПУ для разведки полиметаллических руд на о-ве Вайгач и побережье Карского моря (июль 1930 г.) [2], “Дальстрой” для разведки и добычи золота в верховьях Колымы (13 ноября 1931 г.). Летом 1930 г. в Северном р-не Беломорстроя НКПС (на инженерно-геологических изысканиях по трас­се Беломорско-Балтийского канала) работало около 300 инженеров и геологов [35]. Для проведения специали­зированных работ на этих объектах в первую очередь требовались квалифицированные геологи. И они поступили туда задолго до появления циркуляра ОГПУ № 109 (25. 10. 1933 г.): “В целях планомерного распределения и лучшего использования вновь осуждаемых специалистов ПП ОГПУ должны сообщать в ГУЛАГ ОГПУ о всех высококвали­фицированных специалистах ... Сведения высылаются на всех инженеров, техников, профессоров, научных работ­ников, врачей, агрономов, плановиков-экономистов и крупных адмхозработников (директоров, членов правлений объединений и трестов)” [12].

К концу 1929 г. правительство страны удалось убедить в том, что апатитовые месторождения в Хибинах могут стать одним из камней в фундаменте нового социалистического строительства, и был организован Се­верный Горно-Химический трест. Первоначально практически все работы по освоению сырьевых ресурсов Кольского п-ова решением ВСНХ были возложены на него. Кроме того, на здесь продолжали работать минера- лого-геохимические отряды Академии наук, проводившие тематические петрографические, минералогические и геохимические работы в разных частях п-ова под общим руководством акад. А.Е. Ферсмана. Здесь также ра­ботали партии Ленинградского РайГРУ. В Хибинах разведка месторождений была поручена геологической партии НИУ под руководством М.П. Фивега. Предварительные результаты работ экспедиций Академии наук:

1929 г. и ЛГРТ 1931 г. свидетельствовали о перспективности территории на многие стратегически важные по­лезные ископаемые и необходимости срочного расширения геологоразведочных работ.

В ходе последовательных реорганизаций геологической службы страны 20.07.1931 г. на базе Ленинград­ского РайГРУ организован Ленинградский районный г.-р трест Ленгеоразведка. На Кольском п-ове образуются сначала Хибиногорская, а в I кв. 1932 г. и Мурманская г-р. базы ЛГРТ, сотрудники которой ранней весной

1931 г. начали геолого-разведочные работы в Мончетундре и Заимандровском р-не. Но практически сразу по­сле начала работ, уже в апреле 1932 г., все геологоразведочные работы (за исключением разведок в Хибинах) были подчинены новой геологической организации - Особому геологическому бюро при Мурманском окруж­ном отделе ОГПУ. Первый из известных документов, по которому устанавливается факт деятельности ОГБ, датирован 25 марта 1932 г. Это записка гл. инженера “Новпромапатита” К.Л. Островецкого (написана каранда­шом): “Зав. Геол. Бюро Проф. Катульскому В.К. Просим командировать н/cгеолога А.Ю. Серк на месторож­дение Железная Варака для осмотра и консультации (не разб. - А.Ш.) геолого-разведочных работ и последую­щего доклада конторе Новпромапатит 25/III”[24]. Квалифицированных геологов на п-ове не хватало катаст­рофически, но налаживание взаимоотношений между ОГБ и подразделениями ЛГРТ происходило не просто.

Совещание с И.П. Даниловым (нач. Мурманской геолбазы - А.Ш.): “Переданы проекты телеграмм и от­ношения в Л.Г.Р.Т. Заявлено о необходимости упорядочения хранения кернов в буровых вышках. Условлена по­ездка А. Серка на замеры для опробования 1-канавы, задание подготовить к 30/IV. Заслушан список начальн. партий по данным Лтр. от 15/IV. Установлено, что от работающих партий информация не получается (Бер- линг)” [6]. Вместе с этим ОГБ начало проводить полевые работы и своими силами: “Кильдинский погост. Пред­седателю колхоза. Сообщаю, что Петр Собанин и Яков Антонов с пятью упряжками оленей прибыли 20/IV-32

В записке указывается, что для “расчета необходимо обратиться по адресу: Мурманск, ул. Профсоюзов, д. 11, Николаю Ивановичу Берлингу. Нач. партии Константов (подпись). 29/IV-32” [7]. В настоящее время по этому адресу находится Мурманское отделение Сбербанка РФ. Спустя два-три месяца ОГБ переехало (?), и в документах появился еще один почтовый адрес: Красноармейская, 5. Мурманская база ЛГРТ располагалась по адресу: ул. С. Перовской, 17.

По договоренности с руководством ЛГРТ и ОГПУ все оперативное руководство геолого-разведочными работами, проводимыми силами ЛГРТ, передавалось ОГБ: “Ленингр. Геол.-Разв. Тресту. Лнгр., Мурманской Базе ЛГРТ, Мурманск. Для обеспечения эффективности технического руководства геолого-разведочными ра­ботами со стороны наших специалистов считаю необходимым выполнение Базой следующих условий.

1930 База приказом должна поставить в известность всех начальников партий, прорабов и их заместите­лей что техническое руководство работами проводится следующими лицами, распоряжения которых в науч­ном и техническом отношении для них безусловно обязательны:

а) по разведочным работам - в части цветных металлов и редких земель - В. Котульский, железных руд - С. Константов, неметаллических ископаемых - С. Малявкин. В случае отсутствия указанных лиц замести­телем их в Мурманске является Н. Берлинг.

б) по геологической съемке - съемочные партии: Северо-западная, Чунотундровская, Ловозерская, Хи­бинская I и II - В. Котульский; Верхн. Понойская, Нижн. Понойская, Терская, Мурманская, Кандалакшская - С. Малявкин.

1931 База должна сосредоточить у себя копии отчетов, окончательных и предварительных, по всем про­изводившимся ранее работам в пределах Мурманского округа, со всеми картами и планами. В частности База должна заблаговременно снабдить техруков картографическим и отчетным материалом по работам, произ­водившимся в 1932 г.

1932 Для обсуждения рабочих планов и дачи указаний, путь и время следования начальников партий к мес­ту работ, в частности вопрос о необходимости заезда в Мурманск, должен быть согласован с техруками.

1933 Считая необходимым создание при Базе музея, предлагаю уведомить всех начальников партий, что им надлежит отбирать специальные коллекции наиболее типичных и характерных образцов пород для Базы в Мурманске, куда и направлять их непосредственно.

1934 База подписывает новые договора по производству работ и сдает отчеты по ранее заключенным до­говорам только по получении визы техруков. Передано т. Алешину 4/V"[26].

В архивных материалах ОГБ фигурируют следующие сотрудники (указаны должности в ОГБ непосредст­венно перед арестом):

1932 Котульский Владимир Климентьевич - зав. бюро, горный инженер, гл. геолог и зам. директора НИГРИ месторождений металлов, профессор, зав. кафедрой Разведочного дела Горного института;

1933 Берлинг Николай Иванович - зам. заведующего бюро, геолог, зав. Бюро учета Геолкома;

1934 Годовиков Виктор Николаевич - инженер-геолог;

1935 Джаксон Михаил Николаевич - горный экономист, сотрудник отдела Учета полезных ископаемых Геолкома;

1936 Константов Сергей Валерианович - технический руководитель по железным рудам, горный инженер, геолог-сотрудник Геолкома;

1937 Малявкин Семен Филиппович - технический руководитель по неметаллическим ископаемым, горный инженер, директор НИГРИ нерудных ископаемых, профессор Горного института;

1938 Раковщик Мирон Евсеевич - инженер-технолог, обогатитель, зав. КБ Опытного завода ГИПХа;

1939 Серк Арист Юльевич - геолог, сотрудник отдела Учета полезных ископаемых Геолкома;

1940 Чирвинский Петр Николаевич - петрограф и минералог, профессор Донского политехнического ин-та;

1941 Хавский Борис Николаевич - топограф-геодезист.

В некоторых документах в составе ОГБ также упоминаются: Бернатович, В.П. Вощинин и А.Н. Фирсов.

Геологи, оказавшиеся в Мурманске обживались быстро. Из многих записок, адресованных в адрес нач. Мурманского ОГПУ Алешина (в доступных документах нет его и. о. и звания), следует, что в первоначальном составе ОГБ было восемь сотрудников. Список оборудования жилых и рабочих помещений: кроватей - 8, по­душек - 8, простыней - 8, наволочек - 16, полотенец - 16 ... [40].

Заведующий бюро, В. К. Котульский составляет смету (в двух вариантах) на проведение работ ОГБ. По первому варианту предполагалась полная передача всех работ в ведение бюро ОГПУ, второй вариант предпола­гал, что ЛГРТ оставляет за собой разведку месторождений на западном берегу Кольского фиорда и медно­никелевых руд в Монче- и Волчьей тундрах, а поисковые работы (и предварительная разведка вновь открытых месторождений) переходят в Бюро ОГПУ. “При втором варианте оборудование и штат базы сокращается до 9 человек за счет отказа от мастерских и сокращения административного аппарата и лаборатории [37].

Список предметов, требующихся особо срочно. Магнитик для магнитометра, магнитометрические диа­граммы - через Л.Г. Разв. Тр., лупу минералогическую 10-кратную, микроскоп минералогический со столиком Федорова и иллюминатором, шлифовальный станок, в случае отсутствия, срочно чугунную доску и стекло для изготовления шлифов, материалы из расчета на 2000 шлифов: канадский бальзам, ксилол, корундум разных номеров, крокус и алюминий для полировки рудных шлифов, Вульфовские сетки и Федоровские (Никитинские диаграммы для определения шлифов. плагиоклазов) ... ". [41]. В конце апреля - начале мая Н.И. Берлинг состав­ляет списки литературы, необходимой для работы (“Книги, необходимые для обработки материалов"): “Мине­ралогия: HintzeC. HandbuchderMiner., Болдырев А. Описательная минералогия, Лебедев Курс минералогии, Микроскопический определитель минералов, Winchell, Schneiderholmu. Ramdor, Rosenbusch, Петрография: Rosenbusch, Holmes, Описание месторождений: Wagner, Culleman, ... (четвертичные отложения), Морфологи­ческий очерк Монче-тундры Рихтера (рукопись, которую необходимо срочно переписать), Словари: англо­русский, шведско-русский, норвежско-русский... [39]. Здесь же список изданий (13 кн.), которые необходимо выписать из Норвегии, включая статьи по Ю. Африке, в виде отдельных изданий, в трудах Ю. Афр. Между- нар. Съезда и в журн. Econ. Geol., Bull. Com. Geol. DeFinlandс 1925 г., Переписанный отчет Полканова о Кольском полуостр. в его рудной части. Следует высылать отдельные предметы по мере их получения не до­жидаясь остальных ..." [41]. С.В. Константов включает в список необходимого картографические материалы, а также набор для работы паяльной трубкой [38]. Как следует из документов, 26 мая 1932 г. в Мурманске со­стоялось заседание Экспертного совета по рассмотрении экономической части проекта Заполярного Химком­бината. В его работе приняли участие и сотрудники ОГБ, т.к. протокол заседания, подписанный 9 июня 1932 г. составил Н.И. Берлинг [33].

На совещании при Карело-Мурманском комитете (при Президиуме Ленсовета) по организации лаборато­рии при Мурманской геолого-разведочной базе (от 25/VI-32) постановили: “Предложить ЛГРТ к 1 июля с/г в соответствии с утвержденными планами Геолого-Разведывательных работ по Кольскому п-ову составить объем работ для организуемой лаборатории в Мурманске. ЦНИГРИ, Механобру и Институту прикладной ми­нералогии к 5 июля с.г. ознакомиться с объемом работ, составленным ЛГРТ и дополнить его работами, не включенными ЛГРТ, по мнению институтов, необходимыми для разрешения вопроса о природе вещества и практической его применения в той или другой отрасли промышленности. Наметить необходимые рабочие площади и лаборатории, оборудование и штаты ..." [32]. К этому вопросу пришлось возвращаться еще раз уже 9/VIII-32 г.

“В Мурманск. Окр. ОГПУ тов. Алешину № 88 от 4/VII-1932 г. Карело-Мурманский Комитет при Прези­диуме Облисполкома при сем препровождает протокол совещания от 25/VI-32 за № 58-100 для сведения и ру­ководства. Карело-Мурманский Комитет (подпись)”. Пометка: “Константову по Механобру, Берлингу по Инст. Прикл. Минер., мне по ЦНИГРИ. Составить письма, определить объем соотв. работ и запросить о не­обходимом оборудовании, штатах и площади. 9/VII-1932 г. (подпись) Котульский". Пометка: “Письма состав­лены и отданы в машинописный окр. отдел ГПУ 10/VIF[8].

Письма с подробнейшим изложением всех вопросов, видов сырья, планов, были отправлены в Ленинград [13]. Вскоре в Мурманск стало поступать оборудование из Механобра, ЦНИГРИ и др. институтов. “В ЛГРТ, копия Мур­манск. база. В ответ на Ваш № 336 от 29/VIотносительно составления пятилетнего плана геологоразведоч­ных работ на Кольском п-ове сообщаем, что таковое будет срочно выполнено по получению от Вас следующих материалов: 1) имеющиеся в ЛГРТ и ЦНИГРИ данные по степени исследованности Кольского п-ова в геологи­ческом отношении с приложением имеющихся диаграмм. 2) имеющиеся у Вас наметки по пятилетнему плану. 9/VII-1932 (подпись) Котульский. Резолюция: отправьте из Мурм. геолбазы за подписью т. Коновалова 13/VII- 32” [21]. Среди документов ОГБ есть и такая записка: “ЛГРТ от сектора Техпропа. Н-ку Мурманского Окр. Отдела ГПУ об организации Комсомольского похода в р-не Кольского Фиорда и Монче-Тундре летом 1932 г." [25]. Вот уж кто активнее всех участвовал в этом походе, так это з/к из ОГБ (заключенный, з/к - "заполярный комсомолец”, или "забайкальский комсомолец” - А.Ш.).

“Бюро геологов. Председателю Мурм. Окрисполкома. В виду необходимости обеспечить в кратчайший срок ведущиеся геолого-разведочные работы на железо, известняки и др. ископаемые химической лаборато­рий, нами в начале лета было временно уступлено Мурм. Геолбазе под химическую лабораторию помещение, занимаемое нашей сотрудницей Яковлевой, в то время отправлявшейся в отпуск. В настоящее время, в связи с ее возвращением в Мурманск и в виду невозможности быстро найти новое помещение под лабораторию про­шу Вас срочно предоставить Яковлевой необходимое помещение под жилье. Вместе с тем сообщаю, что из Ленинграда в Мурманск высылается оборудование для пробной обогатительной установки, которая позволит нам на месте производить оценку разведываемых руд и, в соответствии с результатами испытаний, давать разведочным работам правильное направление. Необходимо теперь же озаботиться подысканием помещения для обогатительной лаборатории площадью в 50 кв. м., обеспеченное водой и током. Прошу вас срочно при­нять меры для своевременного приспособления помещения под лабораторию. Нач. Мурм. Окр. ОГПУ Алешин [16].

Оставшиеся на базе сотрудники ОГБ постоянно взаимодействовали с сотрудниками Мурманской геолбазы, о чем свидетельствуют расписка Константова, "о получении микроскопа фирмы Лейц с принадлежностями по списку, без столика Федорова и одной лампы" (17/VII-32). В другой расписке упоминается пишущая ма­шинка, которую ОГБ получило во временное пользование и возвращало хозяевам. В начале января 1933 г. в пользовании ОГБ находился книжный шкаф и 152 книги, переданные Мурманской базой библиотеки ОГБ [23]. У сотрудников ОГБ было двойственное положение: по сути, они являлись заключенными, хотя и не за колючей проволокой. Те, кто непосредственно работал на участках (Котульский, Годовиков, Серк), выехать куда-либо без разрешения не могли.

“Мурманск, ул. Профсоюзов, 11. Геологич. Бюро Заведующему Бюро Н.И. Берлингу. ... Вчера после посе­щения Монче-тундры в Хибиногорск выехала комиссия: из Ленинграда инспектор Комиссаров, Юбков, Гонча­ров, Мурашов и Островецкий на собрание Горкома. Я не поехал, не имел директивы для участия в официальномзаседании ... (подпись) Котульский. Получено 28/VII-32 - 29/3. (Почт. штемпели: Ленинград 12. ? Мурманск 16.7.32)” [28].

“ЭКО ПП ОГПУ ЛВО. О высылке шлифовальщика. Мургеолбазой без нашего ведома около 2 недель тому назад был отпущен в Ленинград шлифовальщик. Замена ему не высылается, станок стоит и работы по парал­лельному с разведками микроскопическому изучению состава пород и руд приостановилась. Просим настоять, чтобы ЛГРТ немедленно выслал в Мурманск шлифовальщика с достаточным опытом для самостоятельной работы. 1632 26/VIII. Нач. Мурм. Окр. Отд. ОГПУ Алешин. Геолог-экономист Берлинг” [17].

Идет “нормальная” производственная жизнь. В.К. Котульский активно обменивается письмами и почто­выми карточками с А.Ю. Серком и В.Н. Годовиковым, работающими самостоятельно. Получает регулярные отчеты о ходе работ, информирует о новостях, консультирует по всем рабочим вопросам. В одном из писем пишет В.Н. Годовикову: “Напоминаю, что к 15 сент. Вам надлежит предоставить статью о результатах работ.: на апатиты. В виду того, что титан и уртиты тесно связаны с апатитом Вам надлежит осве­тить положение вопроса и с этими полезными ископаемыми. Кроме того, Вам необходимо собрать по всем остальным полезным ископаемым, как то редким землям, гранатам, пегматитам, цирконию, строительным материалам как в Геолбазе, так в Тресте, в НИУ и в Академии Наук. За этими материалами заедет Малявкин. Сообщите, выполнено ли Ваше поручение о посылке эгирина и титаномагнетита. 28/VIII32 40/1 (подпись) Котульский”’ [20].

В сентябре 1932 г. в ОГБ из Медвежьегорска переводят П.Н. Чирвинского и он как петрограф обрабаты­вает полевые материалы А.Ю. Серка и С.В. Константова по железистым кварцитам Кольского фиорда и Желез­ной Вараки. Верный своим привычкам (учет и еще раз учет!) бывший зав. Бюро учета Геолкома Н.И. Берлинг 7.10.1932 г. делает выписки из оперативных отчетов сотрудников других организаций: о кианите и слюде Ловозерского района (в Кейвах) и графите [3]. А в обстоятельной докладной записке 9/X-32 г. он обосновывает не­обходимость создания на Кольском п-ове при органах управления Мурманским округом научно­исследовательского института, который бы занимался широким кругом вопросов, связанных с полезными ис­копаемыми. Для проведения в жизнь изложенного проекта организации исследовательского института в Мур­манске с открытием последнего с начала 1933 г., необходимо теперь же создать организационную ячейку, на которую возложить, руководствуясь принятыми принципиальными установками, обязанность разработать по­ложение об институте, рабочую программу на 1933 г., методы финансирования, обеспечения помещением, обо­рудованием и кадрами и вопросы оформления, предоставив организационной ячейке права созыва совещаний с заинтересованными научными и хозяйственными организациями [1]. Вполне вероятно, что такой ячейкой мог­ло было стать ОГБ при Мурманском ОГПУ.

“В ЭКО ПП ОГПУ в ЛВО, Ленинград, ул. Дзержинского, 4. В следствие запроса ЦНИГРИ за № 2609 о возвращении ему находящихся в нашем пользовании микроскопов, уведомляем, что они продолжают быть крайне необходимыми для работы здесь. Вместе с тем просим оказать содействие к скорейшей присылке обещанного ЛГРТ шлифовальщика в виду предстоящей обработки значительного накопившегося в Геолбюро материала. 15/X-32 61/11. НачальникМурокротдела ПП ОГПУ Алешин” [18].

В одной из служебных записок В.К. Котульский пишет своему “куратору” Алешину: “Работникам Мур­манского бюро мною дано задание составить для печати сборник, в котором были бы освещены вопросы о минеральном сырье Кольского п-ова, о его экономической географии, энергетических ресурсах и топографиче­ской съемке. Данный сборник имеет в виду привлечь внимание к Кольскому п-ову широкой Советской общест­венности, от которой следует ожидать помощи в деле освоения мало изученного Кольского края. С этой сто­роны крайне желательно самое широкое распространение сборника. С другой стороны, так как в сборнике будут помещены данные разведочных работ по полезным ископаемым, его появление в магазинах и свободная продажа являются нежелательными. Прошу Ваших указаний относительно тех условий, которые должны быть соблюдены при издании упомянутого сборника (без даты - А.Ш.)” [36]. Пояснение: нескольких сотруд­ников Геолкома, в т.ч. Н.И. Берлинг и М.Н. Джаксон, были осуждены по “Делу Геолкома” за “разглашение данных о запасах полезных ископаемых на территории СССР”. Под следствием находилось 32 геолога, среди которых были К. Л. Островецкий, С.Ф. Малявкин, и ряд других известных сотрудников Геолкома [4].

“Протокол № 1 Заседания Орг. Бюро по созыву Геолого-разведочной Конференции в Мурманске по Коль­скому п-ову. Ленинград. 2 ноября 1932 г. Присутствовали: Балева Е.М., Дымский Г.А., Катульский В.К., Ку­приянов А.А., Невский А.А. (председатель), Осмоловский М.Г. (секретарь), Пирогов К.П., Салье Е.А., Чернобро- вин В. С. Слушали: Сообщение председателя о цели настоящего заседания - оконтурить работу Конференции в Мурманске . В докладах необходимо осветить вопросы о результатах геол. разведочных работ истекшего сезона, план предстоящих работ и вопросы организации геол. разведочных работ. Постановили: 1. Поставить следующие доклады: а) Доклад о результатах разведки железных руд с освещением перспектив, которые должны послужить основой для разработки плана дальнейших работ. Докладчик В.К. Катульский, содоклад­чики С.В. Константов и Д.Ф. Мурашов ...”. Из 17 запланированных докладов 6 было поручено подготовить сотрудникам ОГБ: по цветным металлам и пирротину (медь, никель, золото и др.) - В.К. Котульскому; строй­материалам - С.Ф. Малявкину; содоклад о перспективах промышленного и коммунального строительства в Мурманском округе - Н.И. Берлингу; по топографическим съемкам - Б.Н. Хавскому; содоклад по добыче иперспективах промышленного использования апатита - В.Н. Годовикову [30]. Из этого можно заключить, как велико было значение работ, выполненных ОГБ.

Кроме докладов предполагалось проведение полевых экскурсий и открытие музейной экспозиции, где были бы представлены образцы пород и руд Кольского п-ова. В связи с этим ОГБ развернуло оживленную переписку с ГРП и ГРБ. “№ 73. В Хибиногорскую геологоразведочную базу ЛГРТ. г. Хибиногорск. Обогатительная, 23. Гео­логическое Бюро при Мурокротделе ОГПУ просит поспешить с присылкою ему музейных образцов полезных ископаемых всех обследуемых Вами месторождений и характерных пород. Образцы кроме обычного формата 9 х 12 см должны быть и крупными красивыми глыбами. Они нужны для организуемого в Мурманске музея при Бюро. 2/XI-32. д. № 9. Зав. Бюро”. В Железо-рудную партию, на ст. Оленья было отправлено письмо с предло­жением выслать коллекцию “образцов железных руд разных типов из разных месторождений и сопровож­дающих пород в/района”. Начальнику Монче-Тундровской экспедиции, на ст. Имандра - “образцов руд цвет­ных металлов и сопровождающих пород В/района ”. Подобное письмо было отправлено и в Мурманскую гео- лого-разведочную базу (г. Мурманск, ул. Петровской, 17) [14].

“Исх. № 78. 14/XI-32 г. д. № 9. В/срочно. Нач. Мончетундровской экспедиции, ст. Имандра, Мурм. ж.д. Геологическое бюро при Мурокружном ОГПУ вторично просит поспешить с высылкой ему музейных образцов пород и руд месторождений сульфидов Нюдуайвенча, Ниттиса и Кумужьей вараки. Образцы необходимо вы­слать в самом срочном порядке, чтобы не сорвать организацию показательной выставки к открываемой 20-го с.м. 1-й геолого-разведочной конференции. Кроме того, Бюро просит Вас выслать в его адрес, Мурманск, Красноармейская, 5, большой скоростью оставшиеся на Монче-губе ящики с коллекцией . и материалами ва­лунно-поисковой партии. “ ” ноября 1932 г. Зав. Бюро. Н. Берлинг” [27]. “№ 357/12 Механобр. 15 ноября 1932 г. Вх. 108 д. 24. Геологическое Бюро, г. Мурманск, ул. Профсоюзов, 11, гражд. Котульскому. На В/запрос от 15/X- тек. года по поводу возможности выделения при обогащении апатитовой руды в первую очередь нефелина - препровождаем отзыв консультанта ТКБ старшего инженера Разумова К.А. Зав. сект. Техпропа (под­пись) Миланов. Пред. Техн. Констульт. бюро (подпись) Лобов. Алешин (подпись) Резолюция: Годовикову (под­пись) Котульский” [15]. Суть отзыва заключалась в том, что по легкости флотации минералы располагаются в следующем порядке: апатит, затем “черные” минералы (титаномагнетит и эгирин) и нефелин. Поэтому выде­лить первым нефелин достаточной чистоты, чтобы направЬть его на передел, не получается [15].

21-25 ноября 1932 г. в Мурманске, а затем 27 ноября в Хибиногорске прошла 1-я Заполярная геолого­разведочная конференция. Среди участников конференции все известные нам сотрудники ОГБ, выступавшие с докладами о результатах работ за 1932 г., а также в обсуждении планов на будущее [42] Вместе с партийно­хозяйственными организациями Мурманского края и Ленинградской обл., ЛГРТ, трестом “Апатит”, ОГБ вы­ступало одним из непосредственных организаторов и участников конференции.

Из протокола пленума Карело-Мурманского Комитета при Президиуме Ленинградского Облисполкома следует, что В.К. Котульский участвовал в работе пленума 11/II-33 г. как представитель от Мурманского геол. бюро. На пленуме рассматривались следующие вопросы: 1. Итоги ГРР по железным рудам Кольского п-ова за 1932 г. и перспективы на 1933 г; 2. Обеспечение Ленинградской промышленности топливом; 3. Шпицберген­ские угли .... В протоколе отмечено, что “энергия и энтузиазм отдельных работников ЛГРТ, Мурманских ок­ружных организаций и Мурм. Геолбюро дали возможность выявить как новые железорудные районы, так и разведать известные месторождения со значительными запасами” [31].

Из протокола заседания Инженерно-Геологического Бюро при Мурм. Окр. Отделе ОГПУ от 9/XII1932 г., на котором присутствовали все известные нам сотрудники ОГБ (за исключением С.Ф. Малявкина), следует, что на заседании обсуждались вопросы, связанные с подготовкой второго сборника, выпуск которого был перене­сен на апрель 1933 г. Вторым значился вопрос о Музее при Бюро. В целях сосредоточения всей работы по му­зею в одних руках В. К. Котульский предлагает в качестве ответственного исполнителя по Музею П.Н. Чирвин- ского [29]. П.Н. Чирвинский готовит проект сметы будущего музея, который так и не состоялся. Продолжает­ся обычная работа. Идет переписка о подготовке новой геологической конференции. “2568 с 29/XII-32 г. В Оргбюро по созыву Сев. Зап. Геолого-разведочной конференции. В связи с Вашим письмом от 1/XIIс.г. за № 88­9 прошу сообщить какие доклады и персонально каким геологам Мурманского Геологического бюро предпола­гает поручить Оргбюро Конференции. Нач. Мурм. Окр. Отд. ОГПУ Алешин” [19].

В письме, адресованном ЛГРТ в связи с текущими работами в Мончетундре и датированном 22. 03 (1933 г.?)

В.К. Котульский уже значится как зав. НИЧ (конторы “Новпромапатит”) [22]. Можно предположить, что в фев­рале-марте 1933 г. ОГБ при Мурманском ОГПУ прекратило свое существование и его сотрудники были переве­дены в трест “Апатит”. М.Н. Джаксон по договору с 17.04.33 г. принят на должность экономиста-плановика Горно-геологического отдела треста “Апатит”, А.Ю. Серк зачислен специалистом по железу, С.В. Константов - заведующим Енской партии конторы “Новпромапатит” с 28.04.33 г., В.Н. Годовиков с 4.05.33 г. - геолог Про­изводственно-технического отдела треста “Апатит”.

Что же удалось сделать в течение года сотрудникам ОГБ под руководством В.К. Котульского? Непосред­ственное руководство работами по разведке медно-никелевых руд на Сопче, Нюдуайвенчу и Ниттису (В.К. Котульский), предварительная разведка апатитовых руд на Куэльпоре (В.Н. Годовиков), железных руд наПечегубском месторождении и Железной Вараке и валунные поиски в Мочетундре (А.Ю. Серк), поиски желез­ных руд в районе Кольского фиорда (С.В. Константов), разведка строительных материалов на Кильдине (С.В. Константов, С.Ф. Малявкин), зимняя геолого-съемочная экспедиция в верховья рр. Поной и Пуранч (В.К. Котульский), участие в работах по организации Заполярного Химкомбината (С.В. Малявкин, Н.И. Берлинг, М.Е. Раковщик), петрографическое изучение железистых кварцитов (П.Н.Чирвинский). В даль­нейшем их судьба сложилась по-разному.

1935 К. Котульский (см. наст. сб.), а также [11] П.Н. Чирвинский [43, 44] продолжали работать на Кольском п-ове до 1941 г., затем Котульский был эвакуирован в Норильск. Повторный арест произошел в 1949 г., в Ле­нинграде по возвращении из Норилска. По имеющимся данным, он скончался 24 февраля 1951 г. при этапиро­вании в Норильлаг [34].

1936 Ф. Малявкин был освобожден досрочно после пересмотра дела 8.05.1934 г. коллегией ОГПУ [34]. По­сле освобождения работал в ЦНИГРИ-ВСЕГЕИ, скончался в 1937 г.

С.В. Константов работал в тресте "Апатит” до мая 1936 г. [10], вероятно, после этого вернулся в Ленин­град (возможно, до 1948-49 гг. продолжал работать в ЦНИГРИ-ВСЕГЕИ).

Н.И. Берлинг некоторое время (1933-34) работал в системе треста "Апатит” - "Новпромапатит”, далее о его судьбе ничего не известно.

В.Н. Годовиков продолжил работу в тресте "Апатит”, которая прерывалась повторными арестами (см. на­ст. сб.).

А.Ю. Серк до 1938 г. работал вместе с В.К. Котульским в системе треста "Апатит”, а затем треста "Севе- роникель” [11]. Вновь был арестован 2.03.1938 г. и осужден 29.09.1939 г. Особым совещанием при НКВД СССР по ст. 58-6-10 УК на 5 лет ИТЛ [34].

М.Н. Джаксон в 1933-36 гг. продолжил работать в тресте "Апатит”, затем тресте "Североникель”. Других данных нет.

М.Е. Раковщик продолжил работать по специальности в тресте "Апатит”. В марте 1937 г. в Кировске был вновь арестован. Выездной сессией Военной коллегии Верховного суда СССР в г. Ленинград 24 августа 1937 г. приговорен по ст. ст. 58-8-11 УК РСФСР к высшей мере наказания и расстрелян [9].

Б.Н. Хавский какое-то время работал по основной специальности в тресте "Апатит”, о дальнейшей судьбе ничего не известно.

Документы в тексте опубликованы в соответствии с орфографией и пунктуацией оригиналов.

Автор выражает глубокую благодарность директору ГОУ ГАМО в г. Кировске М. Д. Петровой, зам. ди­ректора С.М. Салимовой, сотрудникам В.М. Тарасюк и Д.Р. Коробицыной, а также зав. архивом ОАО "Апатит”

1942 А. Михеевой за неоценимую помощь при сборе материалов.

Список литературы:

  1. 1943 Берлинг Н.И. Служебная записка: Об организации в Мурманске научно-исследовательского института. ФГАМО. Ф. 179, оп. 1, д. 203, л. 44-45.
  2.  Виттенбург Е.П. Павел Виттенбург: геолог, полярник, узник ГУЛАГА (воспоминания дочери). СПб.: Изд. "Нестор- история”, СПб ИИ РАН, 2003. 432 с.
  3.  Выписки из отчетов Н.ИБерлинга. ФГАМО. Ф.179, оп.1, д. 205, л. 45-46.
  4. Заблоцкий Е.М. Дело Геолкома // Репрессированные геологи / Гл. ред. В.П. Орлов. Отв. ред. Л.П. Беляков, Е.М. Заблоц- кий. М.-СПб: МПР РФ, ВСЕГЕИ, РосГео, 1999. С.398-403.
  5. Кичигин А.И., ТаскаевА.И. "Водный промысел”: история производства радия в Республике Коми (1931-1956 гг.).
  6. http://www.4students.ru/ref_show_frame.asp?id=1B57E6CD93E9484BA5E0A9C3AF9BAEDF&search.
  7.  Записка Н.И. Берлинга о совещании в Мурманской базе ЛГРТ. ФГАМО. Ф.179, оп.1, д. 204, л. 7.
  8.  Записка С.В. Константова председателю колхоза. ФГАМО. Ф.179, оп.1, д. 203, л. 3.
  9.  Записка В.К. Котульского в Мурманск. Окр. ОГПУ. ФГАМО. Ф.179, оп.1, д. 203, л. 23.
  10.  Лениградский мартиролог, 1937-1938. Т. 4. 1998. 394 с.
  11. http://visz.nlr.ru:8101/search/lists/ukaz/240_1.html.
  12. Личная карточка С.В.Константова. Архив ОАО "Апатит”.
  13. НовичковА.А. Из мончегорской летописи. Жертвы репрессий. Мончегорск: Кн. изд-во, 2000. 43 с.
  14. ПетровН. Гулаг. http://www.pseudology./GULAG/Glavahtm.
  15.  Письма в ЛГРТ, ЦНИГРИ, ИПМ. ФГАМО. Ф. 179, оп. 1, д. 203, л. 28-33.
  16.  Письма в Хибиногорскую и Мурманскую базы ЛГРТ, Железорудную партию ЛГРТ. ФГАМО. Ф. 179, оп. 1, д. 203, л. 46-49.
  17.  Письма из "Механобра” 27 октября и 15 ноября 1932 г. ФГАМО. Ф. 179, оп. 1, д. 205, л. 47-48.
  18.  Письмо нач. Мурманск. ОО ОГПУ Алешина председателю Мурм. Окрисполкома. ФГАМО. Ф. 179, оп. 1, д. 203. л. 39.
  19.  Письмо нач. Мурманск. ОО ОГПУ Алешина ЭКО ПП ОГПУ ЛВО. ФГАМО. Ф. 179, оп.1, д. 205, л. 8.
  20.  Письмо нач. Мурманск. ОО ОГПУ Алешина ЭКО ПП ОГПУ ЛВО, 15.10.32 г. ФГАМО. Ф. 179, оп.   1, д. 205, л. 9.
  21.  Письмо нач. Мурманского ОО ОГПУ Алешина в Оргбюро по созыву Сев. Зап. Геолого-разведочной конференции. ФГАМО. Ф. 179, оп. 1, д. 203, л. 53.
  22.  Письмо В.К. Котульского В.Н. Годовикову. ФГАМО. Ф. 179, оп. 1, д. 204, л. 79.
  23.  Письмо В.К. Котульского в ЛГРТ. ФГАМО. Ф. 179, оп. 1, д. 203, л. 25.
  24.  Письмо В.К. Котульского в ЛГРТ. ФГАМО. Ф. 179, оп. 1, д. 204.
  25. Письмо в Мурманскую Геолого-разведочную базу. ФГАМО. Ф. 179, оп. 1, д. 204, л. 131.
  26.  Письмо гл. инж. “Новпромапатита” К.Л. Островецкого. ФГАМО. Ф.179, оп.1. д. 301, л. 39.
  27.  Письмо ЛГРТ от сектора Техпропа. ФГАМО. Ф. 179, оп. 1, д. 204, л. 46.
  28.  Письмо Н.И. Берлинга в ЛГРТ и Мурманскую базу ЛГРТ. ФГАМО. Ф. 179, оп. 1, д. 204, л. 11.
  29.  Письмо Н.И. Берлинга начальнику Мончетундровской экспедиции. ФГАМО. Ф.179, оп.1, д. 203, л. 51.
  30.  Почтовая карточка Н.И. Берлингу от В.К. Котульского. ФГАМО. Ф.179, оп.1, д. 190, л. 83.
  31.  Протокол заседания Инженерно-геологического Бюро при Мурм. Окр. Отделе ОГПУ. ФГАМО. Ф. 179, оп. 1, д. 204, л. 66-69.
  32.  Протокол № 1 Заседания Орг. Бюро по созыву Геолого-разведочной Конференции в Мурманске по Кольскому п-ову. ФГАМО. Ф.179, оп.1, д. 202, л. 3.
  33.  Протокол пленума Карело-Мурманского Комитета от 11.02.1933 г. ФГАМО. Ф. 179, д. 204.
  34.  Протокол совещания при Карело-Мурманском комитете. ФГАМО. Ф.179, оп.1, д. 203, л. 27.
  35.  Протокол заседания экспертного Совета. ФГАМО. Ф. 179, оп. 1, д. 203, л. 117.
  36.  Репрессированные геологи. М.-СПб: МПР РФ, ВСЕГЕИ, РосГео, 1999. 452 с.
  37.  Система исправительно-трудовых лагерей в СССР. Справочник / Сост. М.Б.Смирнов. Авторы вступительных и справочных статей: М. Джекобсон, А.И. Кокурин, С.В. Кривенко, С.П. Сигачев, М.Б. Смирнов, С.Г. Филиппов, Д.В. Шкапов. Научн. ред.: Н.Г. Охотин, А.Б. Рогинский. М.: "Звенья", 1998. http://www.memo.ru/history/NKVD/GULAG/index.htm.
  38.  Служебная записка В.К. Котульского нач. Мурманского ОО ОГПУ Алешину. ФГАМО. Ф. 179, оп.1, д.203, л. 43.
  39.  Сметы на проведение работ и объяснительная записка В.К. Котульского. ФГАМО. Ф. 179, оп.1, д. 203, л.17.
  40.  Список дополнительного необходимого оборудования С.В. Константова. ФГАМО. Ф. 179, оп. 1, д. 203. л.15-16.
  41.  Список необходимых книг. ФГАМО. Ф. 179, оп. 1, д. 203, л.12-13.
  42.  Список оборудования жилых и рабочих помещений ОГБ. ФГАМО. Ф. 179, оп. 1, д. 203, л. 9.
  43.  Список предметов, требующихся особенно срочно. ФГАМО. Ф. 179, оп. 1, д. 203, л. 2.
  44.  Тр. I заполярной геолого-разведочной конференции. Хибиногорск, 21-27 ноября 1932 г. Л.-М.-Н-ск: Горгеонефтеиздат, 1933. 200 с.
  45. Шпаченко А.К. П.Н. Чирвинский на Кольском п-ове (по архивным данным) // Проблемы минералогии, петрографии и метал­логении. Научн. чтения памяти П.Н. Чирвинского. Пермь, 2-3 февр. 2006 г. Пермь: Изд. ПГУ. 2006. С. 3-14.
  46. Шпаченко А.К. Нордическая фаза Петра Николаевича Чирвинского // Минералогия во всем пространстве сего слова. Тр. II Ферсмановской научн. сессии КО РМО, посв. 140-летию со дня рожд. В. Рамзая. Апатиты, 18-19 апр. 2005 г. Апатиты: К & М, 2005. С. 27-30.

 

Источник: А.К. Шпаченко. Особое геологическое бюро при Мурманском ОГПУ, 1932-33 гг. Труды Всероссийской (с международным участием) научной конференции и IV Ферсмановской научной сессии, посвященных 90–летию со дня рождения акад. А.В. Сидоренко и д.г.-м.н. И.В. Белькова. Апатиты, 4-6 июня 2007 г.

Прочитано 1249 раз Последнее изменение Среда, 16 Март 2016 12:05

Оставить комментарий

Убедитесь, что вы вводите (*) необходимую информацию, где нужно
HTML-коды запрещены