Кольский полуостров. Мурманская область. Достопримечательности, история науки и освоения. editor@discoverkola.com

История организации полярных океанологических исследований в 1920-1930-х гг.

Суббота, 29 Октябрь 2016 08:43

На рубеже XIX-XXвв. морские исследовательские экспедиции, используя различные методики, производили океанографические наблюдения в приповерхностном, «навигационном», слое и охватывали доступные в географическом и климатическом отношении районы и сезоны. Собранный в результате их деятельности материал представлял большой научный интерес, но из-за различий в методах его получения было крайне затруднительно, а в ряде случаев - невозможно, проведение сравнительного анализа наблюдений экспедиций. Научное сообщество осознало необходимость координации действий в этом направлении, и в 1899 гг. был создан Международный Совет по изучению морей. Россию в нем представлял известный мореплаватель и ученый вице-адмирал Степан Осипович Макаров. Главной своей задачей Совет провозгласил работу по изучению морских промыслов и охране естественных богатств моря от хищнического истребления. Предполагалась организация комплексного изучения всех процессов (биологических, физических, химических, геологических), происходящих в море, а также процессов взаимодействия атмосферы и океана по единой методике наблюдений. Международным советом по изучению морей было предложено производить систематические измерения на «стандартных горизонтах» и на «стандартных разрезах» [Васнецов, 1974] в каждый из четырех сезонов года.

 

В Баренцевом море «стандартные разрезы» были намечены от Кольского залива по 33°30 в. д. (Кольский меридиан) на север до 75° с. ш., а затем на юго- восток до Гусиной Земли (Новая Земля) и оттуда - к Кольскому заливу. Разрез по Кольскому меридиану пересекал приблизительно перпендикулярно Нордкапское течение. Изучение изменчивости теплового содержания этого течения имело первостепенное значение, так как оно оказывает влияние на температурный режим Баренцева моря и более восточных районов Полярного бассейна, а следовательно, на условия рыболовства и ледовитость.

Приоритет в проведении комплексных океанологических исследований принадлежит России, так как именно под ее флагом ходил специально оборудованный корабль «Андрей Первозванный», на котором работала Мурманская научно-промысловая экспедиция под руководством Николая Михайловича Книповича в 1899-1902 гг. Эта экспедиция провела первые комплексные океанологические наблюдения для научного обслуживания морских промыслов. В результате обобщения ее материалов, дополненных, в частности, данными С.О. Макарова, полученными во время плавания на ледоколе «Ермак», Н.М. Книпович в 1906 г. издал капитальный труд «Основы гидрологии Европейского Ледовитого океана» [Книпович, 1906], положив начало промысловой океанологии.

В дальнейшем в северных морях проводились лишь отдельные, как русские, так и иностранные, экспедиции, не связанные между собой единым исследовательским планом.После революции 1917 г. регулярные исследования Мирового океана начались усилиями Плавучего морского научного института (Плавморнин) на первом советском экспедиционном корабле «Персей». После создания Института в 1921 г. во исполнение декрета Совета народных комиссаров (СНК) от 10 марта 1921 г. исследования советских северных морей стали систематическими и планомерными.

С именем «Персея» - первенца советского научно-исследовательского флота - связана целая эпоха в развитии советской океанологии. Целенаправленная комплексность экспедиций на «Персее» осуществлялась одновременно гидробиологами, океанологами, гидрохимиками, геологами и другими специалистами. На его борту работали такие известные представители отечественного мореведения, как Иван Илларионович Месяцев, Николай Николаевич Зубов, Василий Владимирович Шулейкин, Лев Александрович Зенкевич и др. Под руководством этих специалистов с 1923 по 1941 гг. на «Персее» состоялись 84 научных экспедиции в морях Северного Ледовитого океана, где во время проведения океанографических работ было проделано более 100 тысяч морских миль [Васнецов, 1974].

Одним из тех, кто стоял у истоков отечественной океанологии и внес значительный вклад в развитие этой области знаний, был академик Лев Александрович Зенкевич. К сожалению, в Архиве РАН не сформирован личный фонд этого крупного ученого и деятеля науки. Некоторые документы личного происхождения, фотоматериалы Л.А. Зенкевича хранятся в его персональном фонде Музея-Архива истории изучения и освоения Европейского Севера ЦГП КНЦ РАН. 11 ноября 1975 г. Б.И. Кошечкин, председатель Северного филиала Географического общества СССР, при котором был создан Музей-Архив, обратился к вдове Л.А. Зенкевича Валентине Сергеевне Зенкевич с просьбой предоставить Музею-Архиву экспедиционные материалы академика, относящиеся к «арктическому» периоду его деятельности для формирования фонда ученого и расширения экспозиции. После почти трехлетних переговоров Валентина Сергеевна 30 октября 1978 г. согласилась передать на постоянное хранение часть личных документов и экспедиционных фотографий Л.А. Зенкевича. В дар Музеем-Архивом были приняты в том числе: фотографии периода работы Л.А. Зенкевича на МБС (Мурманской биологической станции), судах «Малыгин», «Персей» и «Савва Лошкин»; бланковая карта Северного полярного бассейна с маршрутом полета на полярные станции СП-3 и СП-4; альбом фотографий будней экспедиций, работавших на этих станциях.

Океанолог с мировым именем, крупнейший специалист в области морской биологии, профессор Московского университета академик Лев Александрович Зенкевич, удачно сочетавший в себе дар исследователя, выдающиеся способности педагога и талант организатора науки, родился 17 июня 1889 г. в городе Цареве Астраханской губернии в семье ветеринарного врача. Окончив Оренбургскую классическую гимназию, он в 1908 г. поступил на юридический факультет Московского университета, где проучился три года. В 1911 г. за участие в студенческих беспорядках он был выслан в Тулу, по месту жительства родителей, где, продолжая заниматься самостоятельно, сдал через год все квалификационные экзамены по юриспруденции.

Л.А. Зенкевич

Знакомство в Туле с энтомологом М.А. Сырокомля-Сопоцько, которому Лев Александрович летом 1911 г. помогал в сборе насекомых, изменило судьбу молодого естествоиспытателя. В 1912 г. он поступает и в 1916 г. оканчивает естественное отделение физико-математического факультета Московского университета по специальности «Зоология беспозвоночных». Еще будучи студентом, Л.А. Зенкевич впервые попал в Арктику, на Мурманское побережье Баренцева моря, с экспедицией И.И. Месяцева. Все последующие годы Лев Александрович был верен университетской кафедре зоологии беспозвоночных, начав работать на ней в качестве ассистента, а в 1930 г. став заведующим этой кафедрой [Музей-Архив.... НВФ 1365. Л. 1об.-2].

В 1921 г. Л.А. Зенкевич вместе с В.И. Вернадским и В.В. Шулейкиным принял активное участие в организации Плавморнина, из которого впоследствии вырос Государственный океанографический институт (ГОИН). В течение 12 лет Лев Александрович был заместителем директора по научной части этого института. При его непосредственном участии был создан и оборудован экспедиционный корабль «Персей», на котором проводились многочисленные экспедиции в Баренцево, Белое и Карское моря. Исследования донной фауны этих морей отражены в многочисленных печатных трудах ученого за 1924-1931 гг.

В 1932 г. Л.А. Зенкевич перенес свои исследования фауны морских беспозвоночных на южные моря СССР - Черное и Каспийское. В 1947 г. Л.А. Зенкевич был приглашен в Институт океанологии АН СССР, где возглавил Лабораторию бентоса. В 1949-1952 гг. Лев Александрович руководил работой Комплексной океанографической экспедиции АН СССР.

Л.А. Зенкевич был лауреатом Государственной премии (1951), Ломоносовской премии Московского университета (1954), Ленинской премии (1966). В 1950-х гг. еще более расширилась научно-организационная деятельность Льва Александровича. В 1951 г. он возглавил Межведомственную океанографическую комиссию при Академии наук СССР, а в 1952 г. участвовал в организации Всесоюзного гидробиологического общества, председателем которого он стал в 1954 г. В 1953 г. Л.А. Зенкевич был избран членом-корреспондентом АН СССР, а в 1956 г. - вице-председателем Московского Общества испытателей природы. В период с 1956 по 1962 гг. он был вице-президентом Международного комитета по морским исследованиям ЮНЕСКО. В 1968 г. избран академиком АН СССР.

Лев Александрович Зенкевич был членом нескольких зарубежных академий и научных обществ, почетным доктором Марсельского университета, членом Совета Французского океанографического института, Почетным членом Морской биологической ассоциации Англии. В 1959 г. ему была присуждена высшая награда Французского Океанографического института - медаль Альберта Монакского. На многих международных конгрессах он представлял советскую науку.

2

 Свидетельство о принятии Л.А. Зенкевича в члены Датского Естественно-научного общества. 7 сентября 1957 г. Музей-Архив ЦГП КНЦ РАН. НВФ 335

За океанологические исследования Л.А. Зенкевич был награжден золотой медалью Ф.П. Литке Географического общества СССР, орденами В.И. Ленина и Трудового Красного Знамени.

Многие работы Л.А. Зенкевича издавались за рубежом. Л.А. Зенкевич - создатель и главный редактор журнала «Океанология», член редакционных коллегий многих советских и международных журналов [Музей-Архив.... НВФ 333. Л. 2-4].

Л.А. Зенкевичу принадлежит разработка учения В.И. Вернадского о биосфере Земли применительно к океану, создание теории биологической структуры океана, учения о морских биогеоценозах.

3

 Диплом № 5, свидетельствующий о присуждении Ученым советом ГО СССР Л.А. Зенкевичу золотой медали им. Ф.П. Литке за выдающиеся научные труды в области географических наук 14 ноября 1956 г. Музей-Архив ЦГП КНЦ РАН. НВФ 336

Разработанные Львом Александровичем количественные методы в изучении биологических процессов легли в основу зоогеографического и продукционно-биологического районирования морей, привели затем к составлению карт биологической продуктивности морей СССР.

Первыми для наших морских бассейнов явились зоогеографические построения Л.А. Зенкевича. В Северном полярном бассейне им подробно были изучены характеристики температур, волнений и течений, их влияние на живые организмы; были выполнены палеоклиматические и палеогеографические реконструкции Баренцева и Карского морей. На материале многочисленных экспедиций в эти моря Л.А. Зенкевичем было создано новое направление биологической науки - морская биогеография, послужившая теоретической базой для хозяйственного использования ресурсов моря.

А зарождалось новое научное направление в условиях, когда после Первой мировой войны, революции и иностранной интервенции на Европейском Севере прекратилось регулярное пароходное сообщение с Новой Землей и, следовательно, снабжение архипелага продовольствием и товарами русских и ненецких промышленников. Этой ситуацией не преминули воспользоваться норвежцы и англичане, которые на зверобойных судах посещали этот отдаленный архипелаг и доставляли провизию, предметы первой необходимости, забирая при этом продукцию промысла.

Поэтому у Советской России возникли справедливые опасения, что Новую Землю постигнет та же участь, что и о. Медвежий, издавна посещавшийся русскими, а к началу 1920-х гг. экономически оккупированный норвежцами, которые вели там угольные разработки. Необходимо было обозначить присутствие молодого государства в полярных морях у берегов архипелагов Земля Франца-Иосифа и Новой Земли, начать изучение и хозяйственное освоение этих почти не исследованных районов, которые были в это время единственным выходом Республики в Мировой океан. Для успешного выполнения работ по достижению определенных целей в очередной навигационный сезон 1921 г. Научный сектор Народного комиссариата просвещения признал организацию Плавучего морского научного института (Плавморнин) срочной задачей первостепенной государственной важности и подчеркивал не только научное, но также ее экономическое и политическое значение. Исследования указанного района усилиями Плавморнина предполагалось провести в гидрологическом, биологическом, геолого­минералогическом, гидрографическом, метеорологическом направлениях на пароходе ледокольного типа «Соловей Будимирович» (с 1921 г. - «Малыгин»). В планах также были мероприятия по устройству на Новой Земле в районе Маточкиного Шара постоянных научной и угольной баз. Начальником экспедиции был назначен И.И. Месяцев, его заместителем - Л.А. Зенкевич, ученым секретарем - В.А. Яшнов, а «костяк» составили сотрудники Зоологического музея, работавшие на Коссинской станции. Из горла Белого моря экспедиционное судно должно было проследовать на восток до 47-го меридиана, подняться по нему к северу до кромки полярных льдов и, обогнув Новую Землю, пересечь Карское море по линии мыс Желания - о. Диксон. Далее зайти в Енисейский залив, присоединиться к каравану разнотипных кораблей Сибирской хлебной экспедиции и сопровождать его до Архангельска.

4

 Участники первой советской арктической экспедиции на л/п «Малыгине». 1921 г. Музей-Архив ЦГП КНЦ РАН. НВФ 349

5

Маршруты экспедиций на «Малыгине» (1921) и «Персее» (1923, 1924). Из книги В.А. Васнецова «Под звездным флагом «Персея». 1974 г.

К сожалению, в действительности время, запланированное для исследовательских работ, было сокращено из-за неизбежных в условиях северного открытого моря инцидентов, связанных со штормами и достаточной сложной ледовой обстановкой. В фонде Л.А. Зенкевича Музея-Архива ЦГП КНЦ РАН есть фотоотпечатки кадров, запечатлевших участников экспедиции и драматические будни полярных исследователей. 

«Малыгин» во льдах.

«Малыгин» во льдах. 1921 г. Музей-Архив ЦГП КНЦ РАН. НВФ 488/1

7

 Александр Иванович Россолимо, Лев Александрович Зенкевич и Иван Илларионович Месяцев на л/п «Малыгин». 1921 г. Музей-Архив ЦГП КНЦ РАН. НВФ 349

11 сентября в районе о. Вилькицкого экспедиция на «Малыгине» встретилась с пароходами Сибирской хлебной экспедиции. В условиях неблагоприятной ледовой обстановки вместе с «Сибиряковым», «Седовым» и другими ледокольными пароходами «Малыгин» сопровождал караван судов с мукой в этом районе более 10 дней, продолжая выполнять задачи научного судна [Васнецов, 1974].

Сотрудники экспедиции стали свидетелями стремительной гибели транспорта «Енисей», до отказа нагруженного 140 тыс. пудов сибирского хлеба, и чудесного спасения команды корабля подоспевшим «Сибиряковым». Командный состав «Енисея» разместили на борту «Малыгина». В.А. Васнецов запечатлел последние минуты «жизни» затонувшего корабля: на фотоотпечатке видны торчащие из воды мачты и верхушка трубы, вскоре срезанные льдами. 20 сентября 1921 г. трагедия повторилась с большим грузовым пароходом «Обь». Его старый корпус был сильно помят льдами, груз с «Оби» было решено распределить по другим кораблям, причем в открытом море, в сильнейший шторм. «Обь» стала на якорь вблизи о. Белого. Основную часть ее груза зерна принял «Малыгин», так как его трюмы были свободнее. Но спасти корабль не удалось, и он затонул. Трагедия «Оби» была также зафиксирована фотографически. Фотоотпечатки хранятся в фонде Л.А. Зенкевича.

Трагедия «Енисея»

 Трагедия «Енисея». 1921 г. Музей-Архив ЦГП КНЦ РАН. НВФ 488/2

«Обь» без груза дает крен

«Обь» без груза дает крен. 1921 г. Музей-Архив ЦГП КНЦ РАН. НВФ 488/3

В первую экспедицию Плавморнина не удалось осуществить большой части намеченной программы: условия плавания были весьма неблагоприятны для того, чтобы выполнять научные работы. Зачастую приходилось делать станции не там, где нужно, а там, где позволяли обстоятельства. Небольшой объем собранных материалов на ледокольном пароходе «Малыгин» в 1921 г. не позволил сделать обобщающие выводы. Но в условиях наличия к тому времени крайне малых данных по Баренцеву, и особенно по Карскому морю, сведения, полученные в ходе экспедиции, представляли большой научный интерес и политическое значение. Также был очень ценен первый опыт в организации и производстве комплексных морских исследований научными работниками различных специальностей, который позволил определить требования к оснащению специализированного научно-исследовательского судна. Стала очевидной полная несовместимость выполнения планомерных исследовательских работ с одновременным решением хозяйственных задач [Васнецов, 1974].

1 февраля 1923 г. Плавморнин получил свой корабль «Персей», в постройке которого участвовал и Л.А. Зенкевич - неоднократный руководитель и сотрудник научных экспедиций на «Персее» в полярных морях в 1923-1931 гг. На фотографических отпечатках, хранящихся в фонде академика, зафиксированы моменты рабочих будней ученых в экспедиции, их инструментарий, ландшафты и природа исследуемых архипелагов, островов, участники полярных плаваний на «Персее». Этот период активной научно-исследовательской деятельности академика Л.А. Зенкевича наиболее полно представлен фотодокументами персонального фонда ученого, которые являются ценными источниками по истории организации океанологических, в т.ч. биогеографических, полярных исследований в 1920-1930-е гг. и могут быть использованы заинтересованными исследователями.

10

 На палубе «Персея». Л.А. Зенкевич стоит четвертый слева. 1923 г.Музей-Архив ЦГП КНЦ РАН. ОФ 473 

11

 «Персей» в губе Белушей на Новой Земле. Музей-Архив ЦГП КНЦ РАН. НВФ 355

12

Штурманы «Персея» И.И. Иванов, П.К. Козлов и участники экспедиции В.А. Васнецов, И.Н. Замяткин, Л.А. Зенкевич, А.И. Мусиков, В.Я. Никитинский. 1927 г. Музей-Архив ЦГП КНЦ РАН. ОФ 474

13

 У знака Г.Я. Седова, поставленного им 20 апреля 1913 г. во время санного похода от места зимовки «Св. Фоки» у Горбовых островов на северный берег, на м. Желания. 1927 г. Музей-Архив ЦГП КНЦ РАН. ОФ 462

14

Знак «Персея» на м. Желания. 1927 г. Музей-Архив ЦГП КНЦ РАН. ОФ 459

15

Сборы драгой и дночерпателем на «Персее» в Карском море. 1927 г. Музей-Архив ЦГП КНЦ РАН. ОФ 468

16

 Работа с дночерпателем Кнудсена на «Персее». Л.А. Зенкевич (справа) и М.С. Идельсон. 1928 г. Музей-Архив ЦГП КНЦ РАН. НВФ 825

Автор: Шабалина Ольга Вячеславовна, кандидат исторических наук, ведущий научный сотрудник Центра гуманитарных проблем Баренц-региона Кольского научного центра РАН

Источник

Последнее изменение Суббота, 29 Октябрь 2016 08:56
Прочитано 1325 раз
Оцените материал
(0 голосов)

Оставить комментарий

Убедитесь, что вы вводите (*) необходимую информацию, где нужно
HTML-коды запрещены

© 2015-2017 Геотуризм на Кольском полуострове. Все права защищены.
Полное или частичное копирование материалов сайта разрешено только при обязательном указании прямой гиперссылки (не редирект и не закрыта от индексации поисковиками) на сайт.