Путеводитель по достопримечательностям Мурманской области, истории освоения Кольского полуострова и Русского Севера

Летом 1970 г. траловый флот Европейского Севера СССР отмечал свое пятидесятилетие. Трудящиеся Мурманской и Ар­хангельской областей, рыбаки Северного бассейна, моряки-про­мысловики и рыбообработчики, отмечая эту дату, вспоминали задушевным словом тех, кто был зачинателем тралового дела в России. Одним из таких пионеров являлся Николай Михайлович Книпович, от­давший Северу полвека своей жизни. О вкладе Н. М. Книповича в дело изучения и освоения рыбных богатств Севера и пойдет речь в этой статье.

Мончегорский рудный район - прекрасное место для геологического туризма. Он расположен вблизи автодороги Санкт-Петербург - Мурманск, что существенно облегчает доступ к геологическим объектам. Хорошая  обнаженность месторождений позволит любителям геологии окунуться в богатое разнообразие пород и руд Мончетундры, и Мончеплутона. А приведенный ниже путеводитель, под авторством ведущего научного сотрудника, кандидата геолого-минералогических наук, Юрия Николаевича Нерадовского, сделает Ваше путешествие наиболее информативным и интересным.

Родился в 1894 г. 10 января ст. стиля в г. Петербурге в семье служащего. Отец заведовал книжным складом, а после Октябрьской революции работал в издательском отделе Наркомпроса и скончался в июле 1918 г. Мать вела домашнее хозяйство. Среднее образование я получил в 1-й Мужской гимназии в Петербурге, которую окончил в 1912 г. с серебряной медалью и поступил в Политехнический институт в летом на металлургическое отделение.

Институт я окончил в 1921 г. со званием инженер-металлурга, но дипломную работу заканчивал уже по геологии: «Горные породы и полезные ископаемые Кандалакшского залива Белого моря». Еще будучи студентом, начал работу в вузах и научных учреждениях Петрограда.

Опубликовано в Разное и интересное

Фотографии из архива А.Н. Кулакова. Discoverkola.com благодарит Евгения Эллановича Савченко за предоставленный материал и оцифровку фотографий.

В предвоенные годы Мурманская область, пережив вместе со всей страной трудные в социально-политическом отношении события, вступила в новый этап развития, характеризующийся мощным прорывом в экономике и промышленности. Перед советской наукой была поставлена задача объединения потенциала научных учреждений страны и концентрации их деятельности, опиравшихся на решения XVIII мартовского съезда ВКП (б) 1939 года. На фоне нависшей над Европой военной угрозы со стороны стремительно развивающейся фашистской Германии перед приграничным регионом Кольского Севера с его огромным природным потенциалом особенно остро встало решение узловых проблем экономики края. На новом этапе развития научных исследований академик А. Е.Ферсман всю свою неукротимую энергию организатора науки направил на активизацию научного обеспечения народного хозяйства Мурманской области. Подчеркивая особую роль Кольской базы АН СССР в решении поставленных перед наукой задач, А. Е. Ферсман говорил, что «...Кольская база, обновленная в своем составе и дополненная крупными научными специалистами, должна взять на себя разрешение узловых вопросов, которые стоят в третьей пятилетке перед Мурманской областью, и особенно обратить внимание на те узкие места, которые задерживают общее развитие края и комплексное использование его замечательных природных богатств» [Макарова, Петров, Токарев, 2015: 85]. Заручившись поддержкой со стороны Президиума АН СССР и органов власти, А. Е. Ферсман направляет кольскую науку на работу во взаимосвязи с руководителями промышленных и сельскохозяйственных предприятий области. Развитие тематики исследований Кольской базы АН СССР и ход их внедрения в жизнь в 1939 г. были описаны в первой части данной статьи [Там же].

Опубликовано в Разное и интересное

Имя академика А.Е. Ферсмана неразрывно связано со всей историей развития научных исследований Академии наук России - СССР. В научной, научно-популярной литературе и средствах массовой информации широко и масштабно отражена роль А.Е. Ферсмана как выдающегося ученого-минералога и геохимика, организатора первого стационарного научного учреждения Академии наук на Кольском полуострове, как соратника С.М. Кирова по созданию кольской апатитовой, горнорудной и горно-химической промышленности в 1920-1930-х гг. В значительно меньшей степени изучена и отражена деятельность А.Е. Ферсмана в предвоенные годы, когда вся страна, а с ней и Мурманская область, пережив трудные в социально-политическом отношении 1937-1938 гг., вступила в новый этап развития, ознаменовавшийся мощным рывком в экономике и промышленности на фоне нависшей над Европой военной угрозы.

Опубликовано в Разное и интересное
Суббота, 16 Март 2019 10:40

Как начинался Ковдор

Всё начиналось с довольно незначительного события – обнаружения слюдяной жилы. Хотя делом слепого случая или простой удачей это всё же не назовешь – находка, по сути, уже была предопределена исторически. Обзор освоения Ковдорского района принято начинать с 30-х годов прошлого века – времени интенсивной индустриальной экспансии и освоения советского Заполярья, – поскольку и без того редкие на крайнем севере Скандинавии исторические перекрестки практически не затрагивали эту территорию, и информация о доиндустриальном периоде края скудна и малодостоверна. На картах Александровского уезда Архангельской губернии середины XIX века ни одной фактории или какого-либо промысла на территории Ковдорского района не значилось, хотя Бабинский погост с населением 16 человек, к которому относились земли, прилегающие к юго-западному окончанию озера Имандра, был известен, по крайней мере, с XVIII века. Вот что писал российский академик И. И. Лепёхин в своем рапорте из поморского селения Умбы в 1772 году: “В 70 верстах от Кандалакшской волости на матёрой земле, в лопском Бабинском погосте, от озера Имандра в 20 верстах в западную сторону, на тундрах Кима и Выдселга много также находится слюды, которую добывают бабинские лопари…”. Речь здесь идет о мусковитсодержащих жилах гранитных пегма­титов Ковдорского горно­промышленного района. В районе посёлка Ёны до сих пор сохранились остатки древних горных выработок по добыче слюды – “стариковые” или “вол­чьи” ямы.

От самого Ленинграда земли не было видно, и нам так и не удалось разглядеть, в порядке ли содержится пунктир Полярного круга. Наконец «ИЛ-14» заметил дырку в облаках и сразу же нырнул в нее. В последующие четверть часа невысокие Хибинские горы попеременно появлялись то прямо под правым, то непосредственно под левым крылом, пока их не сменил зеленый лесок у Кировского аэродрома. Ожидая, когда угомонятся двигатели, мы лихорадочно освежали в памяти запас саамских слов, почерпнутых в Москве: «чорр» — гора, «монче» — красивый, «явр» — озеро. И еще одно слово: «тиетта». Но в тот день мы еще не знали, как много смысла заключено в нем.

Ландшафты Арктики изобилуют разнообразными причудливыми формами рельефа [2,4,6-8], большинство из которых имеет природный генезис. Вместе с тем среди них следует различать специфические техногенные геоморфологические образования (рис.1) [3-5]. Они существуют всюду, где есть выходы скальных пород.

Опубликовано в Разное и интересное
Страница 1 из 9