Создание апатитовой промышленности в Хибинах как исторический раннесоветский опыт хозяйственного освоения заполярного региона в 1920-1930-х гг.

Оцените материал
(0 голосов)
В статье А. Д. Токарева, В. П. Петрова и Е. И. Макаровой, опубликованной в трудах Кольского научного центра, рассмотрена история освоения Хибинских месторождений апатито-нефелиновых руд в 20-30-е годы прошлого столетия. В мировой практике это был первый опыт создания в суровых условиях Заполярья крупного промышленного центра с развитой инфраструктурой в столь короткие сроки. В статье показана определяющая роль государства в организации и поиске новых форм эффективного взаимодействия советских и партийных органов различных уровней с научными учреждениями, производственными организациями и зарождающимся бизнесом в решении сложнейших народно-хозяйственных и социально-экономических задач.

Цивилизационное развитие Арктической зоны России, связанное в определённом аспекте и с освоением природных ресурсов, предполагает решение широкого комплекса сложнейших научных, научно-технологических, социально-экономических проблем. В этой связи особое значение может иметь опыт освоения безжизненных северных территорий в далёкие 20-30 годы XX в., как первые народно-хозяйственные практики. На Кольском полуострове, северной окраине бывшей Российской империи, на практически безлюдной территории, где редко ступала нога человека, в условиях тяжелейшей экономической ситуации в течение двух десятилетий был создан мощный горно­промышленный комплекс, который позволил обеспечить страну важнейшими минеральными ресурсами. Таких темпов освоения новых неизведанных арктических районов не имела ни одна страна мира.

В рамках данной статьи мы рассмотрим опыт создания лишь одной из частей этого комплекса — апатитовой промышленности в Хибинах.

Советское государство с первых лет своего существования вынуждено было обратить самое серьёзное внимание на производство минеральных удобрений как необходимого условия развития сельского хозяйства и решения продовольственной проблемы страны. Уже в 1919 г. был организован специальный институт — Центральный научно-исследовательский институт по удобрениям. С 1925 г. государство начало планомерное проектирование и постройку новых рудников и заводов по производству удобрений. В результате предпринятых мер, сельское хозяйство страны уже в 1928 г. получило вдвое больше удобрений по сравнению с 1913 годом. Однако обеспечить в полном объеме развивающееся сельское хозяйство страны не представлялось возможным. Лишь 1,6 % разведанного фонда фосфоритных месторождений отвечало требованиям, предъявляемым при производстве стандартного суперфосфата, а использовавшиеся марокканские фосфориты приходилось покупать за валюту [Соловьянов, 1930: 248-249].

История открытия на Кольском полуострове апатита, который является в настоящее время одним из главных минеральных источников для фосфатных удобрений, начиналась в конце девятнадцатого -- начале двадцатого веков с обнаружения известным кристаллографом Е. С. Федоровым небольших его скоплений на мысе Турий. В дальнейшем он совместно с Д. Н. Прянишниковым провели опыты по использованию апатита в качестве удобрения для сельского хозяйства. Полученные результаты оказались перспективными, но только при Советской власти на это научное открытие было обращено должное внимание, в частности руководителем Хибинского опытного пункта И. Г. Эйхфельдом. В своем письме от 15 октября 1934 г в Комиссию по истории Хибиногорска он писал: «Высылаю <...> дело № 1 за 1923 год с выпиской из статьи Е. С. Федорова, толкнувшей меня на использование апатитов» [Соловьев, 1957: 46].

В марте 1920 г. по постановлению СТО создается Северная научно­промысловая экспедиция (с 1925 года Институт по изучению Севера) под руководством Р. Л. Самойловича. В задачу работ экспедиции входит изучение производительных сил Севера, координация и руководство научно - практическими работами всех учреждений (независимо от их ведомственной принадлежности) от Кольского полуострова на западе до Берингова пролива на востоке. Председателем Ученого Совета экспедиции назначается президент Академии наук академик А. П. Карпинский. Уже 4 июня 1920 года по заданию Северной научно-промысловой экспедиции на Север направляется специальная комиссия во главе с академиком А. П. Карпинским, в задачу которой входило оценить перспективы использования природных ресурсов вдоль Мурманской железной дороги, обеспечивающей выход из центральных районов России к незамерзающим водам Баренцева моря. Входивший в состав комиссии академик А. Е. Ферсман, во время остановки на станции Имандра обнаружил на горе Маннепахк неизвестные для него породы. Под руководством А. Е. Ферсмана разворачиваются минералого-геохимические исследования, которые на этой стадии в основном представляли научный интерес, но явились той незримой нитью, которая привела к открытию месторождений нового минерального сырья.

В условиях разрухи народного хозяйства, отсутствия в надлежащем количестве финансовых и материальных ресурсов, государству приходилось по отдельным направлениям изыскивать особые методы ведения народного хозяйства. Одним из таких шагов явилась организация на основании постановления СТО от 25 мая 1923 года транспортно-промышленного колонизационного комбината Мурманской железной дороги. На него были возложены не только транспортные, но и хозяйственные функции. Комбинату была выделена полоса территории на протяжении всей железной дороги в 3 млн десятин, где он должен был использовать природные богатства (лес, рыбу, минералы и т.п.), развивать промышленность и сельское хозяйство, заселять территорию, предоставляя различные льготы и материальную помощь переселенцам, восстанавливать и реконструировать железную дорогу, порты, а также наладить грузопоток для почти бездействовавшей в то время Мурманской железной дороги [Соловьев, 1957: 47]. Финансирование комбината государством не проводилось, а средства для осуществления работ комбинат должен был получать за счет своей хозяйственной деятельности. За счет заработанных средств стимулировалось и проведение научно-изыскательских работ. Так, при финансовой поддержке Колонизационного отдела Мурманской железной дороги в 1926-1927 годах происходит открытие А. Н. Лабунцовым апатитовых месторождений в Хибинских горах. Это событие явилось прологом в консолидации усилий по освоению природных ресурсов Хибин, со стороны государства, науки и зарождающегося бизнеса. В заявочных столбах на вновь открытых месторождениях в районе Расвумчорра А. Н. Лабунцов указывает этот триумвират и дату открытия месторождения - «М.Ж.Д. С.И. 1926-7/IX А.Н.Л. - - М.Ж.Д. -- Мурманская железная дорога (Колонизационный отдел) -­финансирование работ, С.И. — Институт по изучению Севера — организатор по проведению изыскательских работ со стороны государства, А.Н.Л — Александр Николаевич Лабунцов, сотрудник Минералогического музея АН СССР» [Петров, Макарова, Саморукова, Токарев, Усов, 2011: 20]. 

На основании предварительных результатов работ запасы ориентировочно составляли 2 млн т. О результатах своих открытий А. Н. Лабунцов сообщил академику А. Е. Ферсману через студента А. А. Саукова (будущего член-корреспондента АН СССР), который принимал участие в полевых работах. По предложению А. Е. Ферсмана А. А. Сауков доложил о результатах полевых исследований группе ученых, в составе которой был Р. Л. Самойлович, директор Института по изучению Севера, Д. И. Щербаков, заведующий геолого-геохимическим отделом Радиевого Института, В.И. Влодавец, сотрудник Института по изучению Севера. Сообщение оказалось таким ошеломляющим, что для подтверждения открытых запасов апатитовых руд в Хибины выезжает авторитетная комиссия в составе: Р. Л. Самойловича, Д. И. Щербакова и П. А. Борисова, профессора кафедры геологии Ленинградского сельскохозяйственного института. В результате обследования комиссия сделала вывод, что данные рудопроявления могут иметь промышленное значение [Сауков, 1965:     135]. В конце 1926 года к исследованиям апатито-нефелиновых пород подключается еще один из талантливых научных исследователей земледелия Севера И. Г. Эйхфельд. В октябре-ноябре 1926 года группа в составе И. Г. Эйхфельда, Г. М. Крепса, П. Ф. Семерова и саами-оленевода З. Куимова по поручению Колонизационного отдела Мурманской железной дороги и Института по изучению Севера добыла и вывезла к разъезду Белый на оленьих упряжках 100 пудов апатитовой руды для лабораторных исследований и частично для проведения опытных работ по использованию руды в качестве минеральных удобрений [Петров, Макарова, Саморукова, Токарев, Усов, 2011: 21]. 

Пробные партии апатито-нефелиновой породы, добытые в 1926 г., были исследованы по минералогическому составу и процентному содержанию Р2О5. Проба, взятая из средней самой богатой части Расвумчоррского месторождения, содержала около 60 % апатита (25,9 % Р205), около 35 % нефелина и 5 % второстепенных минералов: эгирина, сфена и др. 

Исследования были продолжены в 1927 году. На средства в размере 1000 руб., отпущенные Колонизационным отделом Институту по изучению Севера, отрядом А. Н. Лабунцова были проведены дальнейшие исследования Хибин. Было подробно обследовано апатито-нефелиновое месторождение Кукисвумчорра, найдено и обследовано аналогичное месторождение на Юкспоре, обнаружены два коренных выхода апатито-нефелиновой породы на Поачвумчорре [Лабунцов, 1930: 30-32]. Результаты исследований А. Н. Лабунцова в 1926-1927 годах представлены на рис. 1.

27-12-17-1

Рис. 1. Результаты поисковых работ в Хибинах отрядов под руководством А. Н. Лабунцова в 1926-1927 гг. [Лабунцов, 1930: Вкладка к С. 30.]

На представленной карте показаны выявленные участки коренных пород апатитонефелиновых руд и установленные там заявочные столбы. В 1926-1927 гг. А. Н. Лабунцов, как сотрудник Академии наук СССР, публикует ряд статей, в которых первым по достоинству оценивает хибинский апатит и призывает к продолжению исследовательских работ в Хибинах. Однако открытия,сделанные А. Н. Лабунцовым, в то время не получили прямой поддержки со стороны государства.

Вопрос необходимости резкого увеличения производства минеральных удобрений на собственной сырьевой базе возникает в связи с интенсивной химизацией народного хозяйства и начавшейся коллективизацией сельского хозяйства страны. Проблема налаживания производства минеральных удобрений становится важной государственной задачей.

IV съезд Советов (апрель 1927 г.) предложил правительству следующие меры: «Ввиду все повышающегося значения химической промышленности во всех областях народного хозяйства, и в особенности в деле производства химических удобрений для сельского хозяйства (калий, фосфор, азот и др.) <... > впредь выделять достаточное количество средств для ее развития наряду с другими отраслями тяжелой индустрии» [Съезды Советов,1935: 369]. В документах XV съезда ВКП(б), состоявшегося в декабре 1927 года и провозгласившего курс на коллективизацию сельского хозяйства, указывается, что одним из методов планового воздействия на крестьянство и факторов, стимулирующих переход к коллективным формам обработки земли, является снабжение кооперативных объединений минеральными удобрениями [XV съезд ВКП(б), 1933: 97].

Академическая наука сразу отреагировала на возникшую проблему и 14 марта 1928 г. в правительство от группы ученых поступает специальная записка, посвященная развитию химической науки и промышленности в СССР, за подписью А. Н. Баха, И. М. Губкина, Н. С. Курнакова, Н. И. Вавилова, И. Л. Зелинского, Д. Н. Прянишникова, А. Е. Фаворского, А. Е. Ферсмана. Правительство поручило специальной комиссии в составе Я. Э. Рудзутака (председатель), Г. К. Орджоникидзе, В. В. Куйбышева, Н. П. Горбунова, А. И. Микояна и Г.М. Кржижановского рассмотреть записку ученых в двухнедельный срок и «выработать ряд мероприятий, из нее вытекающих, а также ряд конкретных мер для улучшения научно-исследовательского дела в СССР» [Собрание законов и распоряжений Правительства СССР, 1928: 169].

СНК СССР постановлением «О мероприятиях по химизации народного хозяйства СССР» от 28 апреля 1928 г. при ВСНХ создает Комитет по химизации народного хозяйства СССР, который возглавил заместитель председателя СНК СССР Я.Э. Рудзутак, его заместителями были назначены В. В. Куйбышев, А. Н. Бах и Г. М. Кржижановский [Решения партии и правительства, 1967: 720-723].

Институт по изучению Севера и Колонизационный отдел Мурманской железной дороги, заинтересованные в расширении разведочных работ на вновь открытых месторождениях апатита, в 1928 году направляют в Хибины отряд под руководством инженера В. И. Влодавца, т.к. А. Н. Лабунцов командируется в Афганистан для выполнения специального задания. В результате проведенных работ под руководством В. И. Влодавца разведанные запасы увеличиваются до 140 млн т.

Проблема увеличения производства минеральных удобрений к этому времени становится одной из важнейших задач государства и находит отражение в решениях пленумов ЦК ВКП(б) в 1928-1929 гг., на XVI партийной конференции и V съезде Советов СССР. Развитие фосфорно-туковой промышленности обсуждается на государственном уровне, так сырьевая секция Комитета по химизации народного хозяйства СССР при СНК СССР 6 февраля 1929 года заслушивает сообщение А. Е. Ферсмана и В. И. Влодавца о хибинском апатите и постановляет:    «а) признать за хибинскими апатитовыми и пирротиновыми месторождениями общесоюзное значение с точки зрения развития фосфатно-туковой промышленности и добычи фосфорно-кислых удобрений; <...> в) просить ВСНХ: 1) Впредь до образования соответствующего хозоргана поручить Ленинградскому областному совету народного хозяйства теперь же организовать исследования указанных месторождений с привлечением к этой делу Академию наук, Геолком, Институт по изучению Севера, Институт по удобрениям, Институт по механической обработке полезных ископаемых («Механобр»), колонизационный отдел Мурманской железной дороги» [Хибинские апатиты, 1930: 282].

Проблема промышленного освоения апатитовых месторождений Хибин становиться одной из приоритетных задач для руководства Ленинградской области. С. М. Киров, руководитель Северо-Западного бюро ЦК ВКП(б) и первый секретарь Ленинградского обкома, на II Ленинградской областной партийной конференции, 9 марта 1929 г., ставит задачу по промышленному освоению апатита, как источника минеральных удобрений, и активно подключается к ее решению [Соловьев, 1958: 50]. Вскоре после конференции 9 марта 1929 г. в Смольный, к С. М. Кирову приглашается А. Н. Лабунцов для доклада о запасах апатита и перспективах его разработки [ЦГА Санкт- Петербурга. Ф. Р-9386. Оп. 1. Д. 106. Л. 49].

17 марта 1929 года при содействии С. М. Кирова при Ленинградском совнархозе создается Апатит-нефелиновая комиссия Главхима ВСНХ СССР, в состав которой вошли представители Академии наук, Геолкома, института по изучению Севера, Института Удобрений, колонизационного отдела Мурманской железной дороги, Промэкспорта, Механобра. Руководителем комиссии был назначен председатель Ленинградского исполкома И. Ф. Кодацкий [Апатит из века в век, 2009: С. 15-16]. А. Е. Ферсман в своих воспоминаниях, так пишет об этом времени: «Именно тогда мне впервые пришлось встретиться с Сергеем Мироновичем, и я, помню, ему подробно докладывал и свои соображения, и свои планы об использовании апатита» [Ферсман, 1934: 7].

В это же время в специальном постановлении Совета Труда и Обороны «О мероприятиях по производству минеральных удобрений на 1929/30 г.» научному Институту по удобрениям и Геолкому поручается усилить поиски новых месторождений фосфорного сырья. Для этого были отпущены соответствующие средства [Соловьев, 1958: 48]. В 1929 году Научный институт по удобрениям для проведения геолого-поисковых исследований в Хибинах направляет три отряда под руководством Б.М. Куплетского, В.И. Влодавца и

А.   Н. Лабунцова. Результаты научных исследований, порядок открытия и оценка запасов апатито-нефелиновых месторождений в Хибинах за период 1921-1929 гг. показаны на рис. 2. 

Для проведения промышленной разведки Кукисвумчоррского месторождения горно-геологический отдел того же института направляет геолого-разведочную партию под руководством М. П. Фивега. 7 июня 1929 года считается отправной точкой в промышленном освоении Хибин. В этот день на разъезд Белый прибывает партия из 18 геологов и рабочих. Разворачиваются работы по строительству гужевой дороги и доставке буровой техники для проведения разведочных работ. 18 июня 1929 года построен первый стандартный дом и технический персонал партии перебирается из дощатого шалаша в этот дом. В Хибины начинают прибывать все новые отряды геологов и рабочих [Соловьев, 1958: 49].

27-12-17-2

Рис. 2. Порядок открытия Хибинских месторождений в 1921-1929 гг. [Влодавец, 1930: Вкладка к С. 40]

Активную роль в деле промышленного освоения Хибин осуществляла и Академия наук. В августе 1929 года А.Е. Ферсман делает доклад в Президиуме Комитета по химизации народного хозяйства СССР при СНК СССР по вопросам запасов, эксплуатации, постройки железнодорожной сетки, научно­исследовательских работ, связанных с применением апатита в фосфато-туковой и в стекольной промышленности. 2-3 сентября 1929 года, в Апатитовом городке, проводится выездное расширенное заседание Апатито-нефелиновой комиссии, на котором были подведены первые итоги подготовки к широкому освоения Хибинских месторождений и определены перспективы их дальнейшего развития.

Совет Труда и Обороны СССР 11 сентября 1929 года поручает Госплану РСФСР рассмотреть «хибинский вопрос», а 4 октября 1929 года Президиум Госплана СССР, заслушав доклад А. Е. Ферсмана о состоянии и перспективах апатитового дела, признает за хибинскими апатитами по их химическим свойствам и величине запасов первостепенное значение, как в деле обеспечения Союза ССР фосфорным сырьем, так и в развертывании нашего экспорта. По итогам заседания принято постановление о постройке железнодорожной ветки к месторождениям, сооружению обогатительной фабрики, закладке рудника и рабочего поселка. Президиумом Госплана, также отмечена заслуга научных работников, занимающихся изучением Хибинских апатитов, в особенности роль геолога А. Н. Лабунцова и академика А. Е. Ферсмана [Хибинские апатиты, 1930: 284-286]. Признание государством заслуг ученых явилось подтверждением значительного вклада Академии наук СССР в освоении Хибинских месторождений.

Экономический совет РСФСР 5 октября 1929 года принимает постановление по Хибинским апатито-нефелиновым месторождениям, признав их первостепенное значение для народного хозяйства СССР, обязав создать предприятие по разработке и добыче апатита. 29 октября 1929 года президиум ВСНХ СССР под председательством В. В. Куйбышева поручил ВСНХ РСФСР создать трест республиканского значения с подчинением Ленинградскому областному совету народного хозяйства. 13 ноября 1929 года был создан трест «Апатит», а в декабре 1929 года по постановлению СТО СССР он был включен в число предприятий общесоюзного значения и передан в ведение ВСНХ СССР [Хибинские апатиты, 1930: 287-289].

25 октября 1929 года академик А. Е. Ферсман публикует фундаментальную работу «Апатито-нефелиновая проблема Хибинских тундр», в которой проведен детальный анализ состояния апатито-нефелиновой проблемы и определены пути развития промышленности и науки по использованию Хибинских месторождений. Выделены три этапа промышленного освоения Хибинских месторождений, в которых определена очередность хозяйственных мероприятий по их разработке [Ферсман, 1929: 93].

Проблема освоения Хибинских месторождений находилась под пристальным вниманием советских и партийных органов Ленинградской области. Ноябрьский пленум Ленинградского обкома ВКП(б) в своем постановлении отметил актуальное значение хибинских апатитов для индустриализации Советского Союза. А 1 января 1930 г. С. М. Киров лично приехал в Хибины, организовал совещание в п. Кукисвумчорр и вместе с комиссией обкомовских работников и специалистов обсудил результаты разведочных работ. Внимательно выслушав доклад М. П. Фивега, С. М. Киров задал ряд вопросов о предполагаемых предельных запасах апатита, для того чтобы определить масштабы будущих работ. Ответив на многочисленные вопросы, С. М. Киров заверил геологов и рабочих в том, что в скором времени в Хибинах будет развернуто большое строительство. [Фивег, 1935: 3]

Безусловно, что такое внимание со стороны высшей партийной власти в лице С. М. Кирова повлияло на дальнейший ход строительства. Возвратившись в Ленинград, С. М. Киров принимает ряд конкретных мер, направленных на разрешение первоочередных задач Хибинского строительства. Он посещает институт «Механобр», детально знакомится с состоянием работы по обогащению апатита и дает указание ускорить ее завершение [ЦГА Санкт- Петербурга. Ф. Р-9386. Оп. 1. Д. 106. Л. 4-5].

В это время на первый план выдвигаются работы по совершенствованию технологии переработки апатито-нефелиновых руд. К решению проблемы подключается отраслевая наука. В первой половине 1930 г. была одержана серьезная победа в деле промышленного использования апатита. Работники Института по удобрениям под руководством проф. С. И. Вольфковича совместно с инженерами Чернореченского завода, института «Механобр» получили суперфосфат высокого качества из Хибинской апатитовой руды. Первые заводские опыты получения суперфосфата из апатитовой руды были либо вовсе неудачными, либо давали пониженное содержание фосфорной кислоты (12 % вместо 14-15%). Это дало повод для резко отрицательных отзывов о новом сырье. Так, специалисты химической фабрики в Кельне утверждали, что Кольские фосфаты совершенно не годятся для производства суперфосфатов, так как их кристаллическая структура препятствует растворению фосфора [Соловьев,1958: 51].

Сотрудники треста «Апатит» и группа ученых НИУ (С. И. Вольфкович, А.И. Шерешевский, А. А. Соколовский, Н. Н. Постников, Н. И. Крючков, С.К. Воскресенский и др.), при содействии Ленинградского обкома ВКП(б), развернули разносторонние научно-исследовательские работы по промышленному использованию апатита. Энергичные усилия энтузиастов «апатитового дела» помогли блестяще разрешить проблему выработки высококачественного суперфосфата из хибинского сырья. Была доказана не только возможность, но и большая техническая и экономическая целесообразность переработки апатитового концентрата на суперфосфат хорошего качества.

Коллектив работников института «Механобр» (К. К. Лиандов, Г. Е. Смирнов, В. Ю. Бранд, М. И. Шебловинский, Г. Б. Прудов и др.) в результате упорной работы за короткий срок впервые в истории горнорудной промышленности разработал схему обогащения апатита флотационным способом [Соловьев, 1958:52].

Учитывая достигнутые результаты, секретариат Ленинградского обкома ВКП(б) 26 февраля 1930 г. специально обсудил вопрос о работе треста «Апатит». В решении секретариата был намечен комплекс конкретных мероприятий, необходимых для создания крупной апатитовой промышленности и хозяйственного освоения Хибин, а именно: строительство горняцкого поселка и рудничных сооружений для добычи 500 тыс. т апатитовой руды. Предполагалось уже к концу 1930 г. добыть 150 тыс. т руды (позднее обком ВКП(б) предложил увеличить программу до 250 тыс. т), построить обогатительную фабрику и электростанцию в Хибинах. Фракции ВКП(б) правлений институтов «Механобр», «Гипрошахт» и «Теплосила» обязывались в намеченные сроки составить проекты обогатительной фабрики, рудника и электростанции. Окончание строительства железнодорожной ветки намечалось на 1 августа 1930 года. Леноблсовнархозу и руководству треста «Апатит» предлагалось немедленно укомплектовать аппарат треста и рудник техническим персоналом и квалифицированной рабочей силой. Коммунистам облисполкома было поручено составить план заселения Хибин, а Мурманскому окрисполкому -­руководить этим заселением. Мурманский окружком ВКП(б) должен был усилить политическое и хозяйственное руководство строительством в Хибинах. Для реализации принятых решений в Хибины было направлено более 100 коммунистов для усиления состава руководства треста «Апатит» [Соловьев, 1958: 52].

1 июля 1930 г. состоялось торжественное досрочное открытие железнодорожной ветки протяжением в 29 км. Для дальнейшего планового развития Хибинского строительства требовалось решить ряд принципиальных вопросов, и прежде всего, определить масштабы стройки и создать надлежащие условия для всестороннего освоения Хибин. Политбюро ЦК ВКП(б), заслушав на заседании 15 мая 1930 г. доклад управляющего трестом «Апатит» В.И. Кондрикова, обязало трест форсированно развивать апатитовую промышленность, организовать в Хибинах строительство обогатительной фабрики и гидроэлектростанции на р. Ниве [ЦГА Санкт-Петербурга. Ф. Р-9386. Оп. 1. Д. 80. Л. 93].

Руководствуясь решением Политбюро ЦК ВКП(б) от 15 мая 1930 г., Президиум ВСНХ СССР 29 мая 1930 г. обсудил конкретные вопросы Хибинского строительства. Уже через два дня Совет Труда и Обороны (СТО) принял постановление о выделении 20 млн руб. на строительство Нивской гидроэлектростанции мощностью в 60 тыс. квт, утвердил финансовый план треста «Апатит» на 1930 г. в сумме 12 млн руб. и план добычи апатита -- 250 тыс. т. Кроме того, было выделено 1 млн руб. (валютой) на закупку заграничного оборудования для обогатительной фабрики и рудника [Соловьев, 1958: 51].

Поддержка со стороны правительства обеспечили интенсивное строительство промышленного комплекса и его инфраструктуры. В Хибинской тундре появились два населенных пункта: горняцкий поселок около горы Кукисвумчорр и первый социалистический город с населением 32 тыс. жителей, расположившийся на берегу озера Большой Вудьявр. Первая новостройка — жилой дом на территории будущего города (19-км) был построен 15 мая 1930 г., а к концу года вступило в строй 12555 кв. м жилой площади в рубленых и стандартных домах [ГАМО. Ф. П-112. Оп. 1. Д. 7. Л. 11].

На создание зарождающегося Кольского промышленного комплекса были привлечены десятки научно-исследовательских институтов, крупных лабораторий, заводов и фабрик. Общую картину всей научной исследовательской, опытной и проектной работы, обеспечивающей потребности развития треста «Апатит», можно проследить в контексте разрабатываемых вопросов и совместного тематического плана Бюро НИС'а Народного комиссариата тяжелой промышленности (НКТП) с трестом «Апатит» в 1931 и 1932 годах.

К началу 1931 года тематический план работ по апатито-нефелиновому комплексу достиг 47 названий (без геологоразведки). Такой размах вызвал необходимость создания для треста «Апатит» специального объединяющего, контролирующего и консультативного научно-исследовательского органа с привлечением в него ведущих ученых и специалистов целого ряда других учреждений. Таким органом явился созданный при тресте 10 марта 1931 г. Научно-Технический Совет (НТС). Практика деятельности НТСа выдвинула, в свою очередь, необходимость новых широкомасштабных форм работы с привлечением научно-исследовательских учреждений НКТП и других организаций. Для придания аппарату, руководящему научно-исследовательской работой, большей авторитетности и больших прав и возможностей по сравнению с НТС’ом треста после соответственного обсуждения этого вопроса в тресте, а также с Н. И. Бухариным (в 1929-1932 гг. — член Президиума ВСНХ СССР, зав. научно-техническим управлением, с 1932 член коллегии Наркомата тяжелой промышленности СССР) на базе НТСа было организовано 18 октября 1931 г. специальное Научно Исследовательское Бюро по вопросам комплексного использования хибинской апатито-нефелиновой породы при НИС ВСНХ СССР. Согласно приказу ВСНХ решения и постановления Бюро, а также заявки на проведение научно-исследовательских работ в научных институтах и хозяйственных объединениях системы ВСНХ были признаны отныне обязательными к выполнению.

Перед Бюро были поставлены следующие задачи:   объединение, планирование и координирование научно-исследовательских работ; рассмотрение новых возможностей использования апатито-нефелиновой руды и организация работ в этом направлении с внедрением достижений институтов в промышленность; созыв съездов и конференций; проведение консультаций и содействие обмену опытом; издание специальною печатного органа и т. д. [Соловьянов, Маркова, 1933: 210-211].

Структура Бюро также существенно отличалась от структуры прежнего НТСа. Работой Бюро руководил постоянный президиум в составе: председателя, двух его заместителей и ученого секретаря. Рабочий штат включал инженера- химика, экономиста и секретаря-референта. В качестве консультантов в состав Бюро были включены постоянные представители от треста «Апатит», Академии наук, ГИПХа, НИУ, Ленгипрохима и Механобра — от основных организаций, принимавших участие в создании апатито-нефелиновой отрасли промышленности в Хибинах. В задачи Бюро входило налаживание связей с ведущими специалистами и отдельными заводами, работавшими в данной области, с привлечением их к обсуждению по мере необходимости текущих вопросов. Бюро НИСа только в первый год деятельности (по октябрь 1933 г.) провело 2 конференции (г. Хибиногорск) и 30 совещаний с участием специалистов предприятий [НА КНЦ РАН. Ф. 1. Оп. 5. Д. 1-19]. Так, по инициативе и под руководством академика А.Е. Ферсмана, руководившего деятельностью Апатито-нефелинового Бюро НИС НКТП, состоялось первое совещание 9 февраля 1932 г. в г. Ленинграде. В нем приняли участие ведущие ученые и руководители промышленных предприятий -- профессор Г. И. Войнилович, профессор С. И. Вольфкович, производственники -­управляющий трестом «Апатит» В. И. Кондриков, экономист Б. И. Коган и др. Были рассмотрены вопросы взаимодействия науки и производства в решении проблем, поставленных правительством перед трестом «Апатит». Практика проведения таких совещаний в дальнейшем стала регулярной: только в 1932 г. совещания проводились 7 раз в городах Мурманского округа, способствуя интеграции науки в производство [Макарова, Петров, Токарев, 2013: 10].

Помимо Бюро НИС, координирующего деятельность всех учреждения страны, работавших над апатито-нефелиновой проблемой, при тресте «Апатит» функционировал научно-исследовательский отдел. Работа научно­исследовательского отдела протекала не только непосредственно в г. Хибиногорске, но и в Ленинграде, где осуществлялось, главным образом, наблюдение за выполнением договоров, за фактическим состоянием опытных работ в различных институтах и за их оформлением в проектах. В Хибиногорске научно-исследовательские работы велись на Испытательной станции и в хим. лаборатории треста «Апатит». Одним из наиболее важных результатов научно-исследовательской работы треста в тесном контакте с Бюро НИС НКТП явилось создание опытного фосфорного завода на Юкспориоке.

В апреле 1932 г. трест «Апатит» получил правительственное задание на составление плана 2-й пятилетки с научным обоснованием всех возникающих вопросов технологического характера и приложением схемы производства намеченного к постройке Кандалакшского химкомбината. Учитывая ответственность возложенной на трест задачи и необходимость выполнения ее в кратчайшие сроки, Бюро при активнейшей поддержке со стороны треста «Апатит» организовало научную конференцию в г. Хибиногорске, оставшуюся в истории промышленного освоения Кольского Севера, как Первая Полярная конференция по комплексному использованию апатито-нефелиновых пород. Материалы конференции, хранившиеся в научном архиве КНЦ РАН, были изданы в 2009 году, т.к. не потеряли своей актуальности и в наши дни [Первая Полярная конференция, 2009]. Из достигнутых на конференции наиболее важных на тот момент результатов следует отметить четкое обоснование схемы новых производств, главным образом, в отношении фосфорного и алюминиевого звеньев будущего комбината и обсуждение возможности кооперирования с другими хозяйственными организациями, такими как трест «Лакокраска» в районе Кандалакши - крупное производство титановых белил.

5-9 сентября 1933 г. в Хибиногорске. Бюро НИС'а НКТП провело Вторую Полярную конференцию, которая подвела итоги поисковых работ (выявлении нового района пирротиновых месторождений на юго-западном склоне г. Тахтарвумчорра), а также технологических разработок и промышленных испытаний на заводе «Красный химик» руд Пирротинового ущелья. Конференция рассмотрела вопросы организации промышленного предприятия в Монче-тундре на основе месторождений медно-никелевых руд, об увеличении объема работ Испытательной станции в Хибиногорске, и ее роли в научно-исследовательских работах по достижению значительного агрономического эффекта по применению фосфорных удобрений из хибинского апатита на полях страны [Хибинские редкие элементы и пирротины, 1933: 3-202]. Таким образом, апатито-нефелиновая проблема, представляя собою сложный, переплетающийся узел производств, могла быть удовлетворительно разрешена только путем комплексного метода, опирающегося на предварительное планирование и взаимосвязь самых различных технологических процессов и результатов геологоразведки.

Примером такой последовательной политики государства по созданию единого гигантского производства и его научной базы, где были сконцентрированы и объединены усилия десятков институтов, крупных лабораторий, заводов и фабрик страны, являлось создание Кольского горно- энерго-химического комплекса. Схема организации научного и технологического обеспечения развития данного комплекса представлена на рис. 3. 

К решению задач по обеспечению работ комплекса государством привлечено 75 институтов, лабораторий, фабрик и заводов всей страны. Исследования и научно-производственная деятельность были нацелены на выполнение 9 основных задач: геологоразведка, техно-экономические обоснования, технология редких элементов и сфена, технология апатита, технология нефелина, агрономия, проектирование, технология отходов и побочных продуктов, обогащение. Общее количество вопросов, решаемых по выполнению основных задач комплекса, достигло 60. Из представленной схемы видна вся грандиозность решаемых государством проблем по освоению Хибинских месторождений. Уже тогда, в начале 30-х годов прошлого столетия, были заложены основы планового ведения хозяйства по разработке и освоению месторождений.

27-12-17-3

Рис. 3. Схема научной базы Кольского горно-энерго-химического комплекса [Соловьянов, Маркова, 1933: 225]

Развитие научной базы продолжалось на всем протяжении деятельности треста «Апатит», затем комбината и в настоящее время акционерного общества. Подтверждением этих слов является выдержка из статьи «Взгляд в будущее» книги «Апатит из века в век», юбилейного издания к 80-летию комбината «Апатит», где сказано: «Основа стабильного развития ОАО «Апатит» -­среднесрочное и долгосрочное планирование. Тщательный научно­технологический подход (выделено авт.) к проработке стратегии развития позволит создать в содружестве с ведущими отраслевыми научными институтами программы технико-экономического развития: среднесрочная

программа (до 2020 года) и долгосрочная (до 2050 года), а также обеспечить условия претворения их в жизнь» [Апатит из века в век, 2009: 296].

Таким образом, мы видим, что опыт создания крупного горнохимического комплекса и его научной базы, заложенный в далекие 20-30-е годы прошлого столетия при тесном содружестве государства, науки, производства успешно используется и в настоящее время, являясь гарантом плодотворной деятельности гиганта химической промышленности нашей страны, и может служить историческим примером в деле дальнейшего освоения природных богатств Евро-Арктического региона России.

Список сокращений

АН - Академия Наук

ВАРНИТСО - Всесоюзная ассоциация работников науки и техники для содействия социалистическому строительству СССР ВС - Верховный Совет

ВСНХ - Высший Совет Народного Хозяйства

ГАМО - Государственный архив Мурманской области

ГИПХ - Государственный институт прикладной химии

КНЦ - Кольский научный центр

НА - Научный архив

НИС - Научно-исследовательский сектор

НИУ - Научно-исследовательский институт по удобрениям и инсектофунгицидам имени профессора Я.В.Самойлова.

НТС - Научно-технический совет РАН - Российская академия наук

РСФСР - Российская Советская Федеративная Социалистическая Республика

СССР - Союз Советских Социалистических Республик

СНК - Совет Народных Комиссаров

СТО - Совет Труда и Обороны

ЦГА - Центральный государственный архив

Список источников

ГАМО. Ф. П-112. Оп. 1 — Кировский (1934 г. Хибиногорский) городской (с 1935 г. районный) комитет партии.

НА КНЦ РАН. Ф. 1. Оп. 5 -- Научные документальные материалы Отдела экономики за 1932-1957 гг.

ЦГА Санкт-Петербурга. Ф. Р-9386 — Карело-Мурманский комитет при исполнительном комитете Ленинградского областного совета рабочих, крестьянских и красноармейских депутатов, 1930-1935 гг.

Список литературы

1. Апатит из века в век. Под ред. А. В. Барабанова. Мурманск, Русма. 2009. 304 с. Влодавец В. И. Общая характеристика апатитовой дуги // Хибинские апатиты. № 1. Л.: Издание гостреста «Апатит» 1930. С. 38-46.

2. Лабунцов А. Н. Поисково-разведочные работы по апатиту в Хибинских тундрах — краткая история исследований, кончая 1929 годом // Хибинские Апатиты. № 1. Л.: Издание гостреста «Апатит», 1930. С. 28-37.

3. Макарова Е. И. Петров В. П., Токарев А. Д Академик А. Е. Ферсман и создание горно-химической промышленности на Кольском п-ове: к 130-летию со дня рождения А. Е. Ферсмана // Труды X Всероссийской (с международным участием) Ферсмановской научной сессии «Геология и полезные ископаемые Кольского региона», посвящённой 150-летию со дня рождения акад.

4. В.   И. Вернадского. Апатиты, 7-10 апреля 2013 г. Апатиты. Изд-во К& М, 2013. С. 7-12.

5. Первая полярная конференция по вопросам комплексного использования Хибинской апатито-нефелиновой породы (9-12 апреля 1932 года). Апатиты. Изд-во Кольского научного центра РАН, 2009. 324 с.

6. Петров В. П., Макарова Е. И., Саморукова А. Г., Токарев А. Д., Усов А. Ф. Кольский научный центр. Летопись 1930-2010. Апатиты: Изд. КНЦ РАН, 2011. 320 с.

7. Решения партии и правительства по хозяйственным вопросам (1917­1967 гг.). Т. 1. М.: Политиздат, 1967. 905 с.

8. Сауков А. А. Вспоминая пережитое ...// Александр Евгеньевич Ферсман. Жизнь и деятельность. М.: Наука, 1965. С. 133-153.

9. Собрание законов и распоряжений Рабоче-крестьянского правительства СССР, № 19. М.: Изд-во СНК СССР и СТО, 1928. 380 с.

10.        Соловьев П. В. Освоение Хибин и создание апатитовой промышленности в СССР // Вопросы истории. № 2. 1958. C. 45-59.

11.        Соловьянов Г. Н. Конъюнктура фосфатных рынков и некоторые экономические моменты проблемы хибинского апатита // Хибинские апатиты. № 1. Л.: Издание гостреста «Апатит», 1930. С. 222-260.

12.        Соловьянов Г. Н., Маркова Н. Н. К вопросу планирования научных исследований по Кольскому промышленному комплексу // Хибинские редкие элементы и пирротины. № 5. 1933. С. 210-227.

13.        Съезды Советов Всероссийские и Союза СССР в постановлениях и резолюциях. М.: Изд-во Ведомости ВС РСФСР, 1935. 505 с.

14.        Ферсман А. Е. Апатито-нефелиновая проблема Хибинских тундр. Материалы по химизации народного хозяйства. Вып. 5. Л.: Научное химико­техническое изд-во научно-технического управления ВСНХ, 1929. 93 с.

15.        Ферсман А. Е. С. М. Киров и завоевание Севера // Фронт науки и техники. 1934. № 12. С. 5-10.

16.        Фивег М. Памятная встреча // Кировский рабочий, № 130 (1184), 8 июня 1935 г., 4 с.

17.        Хибинские апатиты. Часть официальная. Вып. 1. Л.: Издание гостреста «Апатит» 1930. С. 281-296.

18.        XV съезд ВКП(б) 2-19 декабря 1927 г. Резолюции и постановления. Л.: Ленпартиздат, 1933. 350 с.

Сведения об авторах

Токарев Александр Дмитриевич, заведующий сектором формирования и хранения цифровой информации Центра гуманитарных проблем Баренц-региона Кольского научного центра РАН

Петров Валентин Петрович, доктор гео лого-минералогических наук, профессор, директор Центра гуманитарных проблем Баренц-региона Кольского научного центра РАН

Макарова Елена Ивановна, кандидат исторических наук, заведующая Научным архивом КНЦ РАН 

Источник

Прочитано 968 раз Последнее изменение Среда, 27 Декабрь 2017 20:44

Оставить комментарий

Убедитесь, что вы вводите (*) необходимую информацию, где нужно
HTML-коды запрещены