Четверг, 19 Ноябрь 2015 15:13

Памятники сверхдержавы. устье р. Поной.

Оцените материал
(6 голосов)

Сотрудники лаборатории флоры и растительных ресурсов ПАБСИ обследовали район устья р. Поной. Эти места манят всех любителей природы, работающих на Кольском Севере. В течение XX в. район нижнего течения Поноя время от времени посещали отечественные учёные. К сожалению, экспедиции были непродолжительными и в большинстве случаев узко локализованными. Главным образом это связано с особым режимом посещения из-за военных частей, расположенных там в советское время.

Нижнее течения Поноя – слегка всхолмлённая равнина, приподнятая до 200 м над уровнем моря, прорезанная долинами Поноя, Русинги и Орловки. Здесь преобладают кустарничковые и кустарничково-лишайниковые тундры, а вглубь от морского побережья – ерниковые тундры. Значительная часть территории занята болотами. Часты валунно-глыбовые нагромождения и обнажённые скалы. Устье Поноя встречает нас избушкой металлистов. Это небольшой хутор, заваленный вторичным металлическим сырьём. Рабочие, приезжающие сюда на лето, собирают его в окрестностях и распиливают. А собирать есть что: брошенная техника, остатки строений, коммуникации и даже заброшенный аэродром. Такие работы ведутся, по крайней мере, последние лет пять, каждое лето с Поноя баржами вывозят тонны металлолома.

Кроме водных, есть и наземные пути передвижения. Дороги здесь отличные. Почти на 15 км они выложены огромными бетонными блоками. И хотя сегодня за ней нет должного ухода, она отлично сохранилась. Устье Поноя и заброшенную воинскую часть до сих пор соединяет водопровод, ржавые трубы на бочках служат отличным указателем направления в тундре.

ponoi1-0001

Вдоль дороги со- хранились остатки трубопровода

ponoi1-0012

Дорога из бетонных плит связывает заброшенную воинскую часть и устье Поноя

Примерно в 25 км от устья расположена заброшенная воинская часть. Время сильно разрушило кирпичные здания: во многих местах облетела штукатурка, не осталось внутреннего убранства, металл покрылся ржавчиной, а вместо стёкол в окнах теперь растут цветы. Следы человека можно найти и в растительном покрове – вместо тундровой растительность теперь здесь антропогенные луговины и ивняки.

За воинской частью располагается заброшенный аэродром с сохранившимся металлическим покрытием взлётного поля. Растения пытаются пробраться сквозь железные настилы и поражают стремлением к жизни. Сохранился остов самолёта – место паломничества туристов.

ponoi1-0007

Участок взлётной полосы

ponoi1-0013

Заброшенный аэропорт

ponoi1-0015

Обломки самолёта Пе-3

"Гибель экипажа капитана Кузина.

Каждый год по осени сотни людей собираются с цветами к холму Славы в Ревде.
Здесь захоронены останки членов экипажа самолета Пе-3, погибших 18 сентября 1942г в районе села Поной.
Экипаж входил в состав 13-го авиационного полка - особой морской авиагруппы Северного флота (ОМАГ), чьей задачей было прикрытие с воздуха союзнических и советских морских конвоев между Мурманском и Архангельском в районе горла Белого моря.
Полк базировался на временном аэродроме в Поное с июля 1942г.
Однако назвать аэродромом поле на высоком левом берегу реки, почти напротив села, можно было с большой натяжкой.
Практически нулевое техническое оборудование аэродрома и погодные условия привели к трагедии, которая разыгралась 18 сентября 1942 года.

Для прикрытия очередного каравана судов взлетела девятка "пешек", командовал которой капитан Георгий Кузин.
После выполнения задания самолеты пытались сесть на аэродром.
Это удалось только семи машинам.
Экипажи Георгия Кузина и старшего сержанта Ивана Киселева с первого захода это сделать не смогли.

Георгий Иванович Кузин, профессионал, боец, летчик с большим стажем, продолжал бороться за машину и жизни своих товарищей до конца.
Экипаж принял решение попытаться зайти на посадочную полосу еще раз.
Но уже спустился туман, полосы не было видно.
И, хотя вдоль нее жгли бензин наземные службы, Пе-3 Кузина был обречен.
На низкой высоте, при плохой видимости самолет задел крылом одну из сопок и рухнул на землю..."  Источник

На многие километры во все стороны возвышаются огромные радары высотой около 20 м. Этот знак помогает ориентироваться среди бесконечной тундры и болот. Как можно было построить такое почти без дорог? Сохранились два радара, ещё два спилены сборщиками металла. Эти исполины не желают сдаваться без боя – при демонтаже часть конструкции обрушилась и унесла жизни двух человек. За радарами дорога теряется, природа приобретает привычный вид – бескрайняя тундра простирается на многие километры. Иногда вдали можно разглядеть корабли или краешек моря. Миновав 4 км по заболоченной тундре, спустились к р. Русинге. С крутого берега (все здешние реки текут по разломам) хорошо виден полусгнивший сарай на противоположном берегу. Раньше здесь была переправа для вездеходов – настоящая канатная дорога над ущельем глубиной 20-30 м. Сохранилась лишь небольшая проволочная переправа.

ponoi1-0003

Радары заброшенной воинской части

ponoi1-0004

 Долина р. Русинги

На следующий день наш маршрут лежал к знаменитому Терско-Орловскому маяку. Почти весь путь шли по хорошо набитой грунтовой дороге, местами заболоченной. И вот показался маяк. Это целый комплекс построек: несколько домов для работников и их семей, сама башня, хозяйственные постройки, дизельная и прочие сооружения. По рассказам смотрителя, с верхней площадки в ясную погоду можно видеть огни маяка на о. Моржовец, почти на том берегу горла Белого моря. На огни этих двух маяков и ориентируются корабли, идущие в Архангельск, Беломорск, Кандалакшу.

ponoi1-0005

ponoi1-0006

Терско-Орловский маяк

Смотрителями работают три семейные пары. Несмотря на отдаленное положение и нерегулярную связь с «цивилизацией», это открытые, добросердечные и интересующиеся люди. Нас удивило, что в суровых северных условиях некоторые из них разводят породистых голубей и кроликов. А в летний период собирают грибы и ягоды просто в промышленных масштабах.

После осмотра маяка мы добрались до с. Поной. Сегодня село не имеет постоянного населения и посещается сезонно. По опубликованным данным, начало заселения места датируется 1570 г., когда понойские лопари приняли христианство, которое здесь проповедовал монах Феогност. На царские деньги построена церковь апостолов Петра и Павла. Сначала возле неё поселились духовные лица, затем несколько крестьян Троице-Сергиева монастыря. В 1608 г. в Понойском погосте было 30 веж и 70 налогоплательщиков. Селение славилось «преизящными» сёмужьими ловлями на р. Поной. В конце XVI в. сюда внедрился Троице-Сергиев монастырь. В 1658 г. Поной стал вотчиной Воскресенского и Крестного монастырей, основанных патриархом Никоном. В 1764 г. жители Поноя перешли во владение государственной коллегии экономии. По ревизии 1782 г. в Понойском погосте оказалось 35 веж и 265 жителей обоего пола [Белошеева, 2002]. В 1860-х гг. часть терских лопарей поселилась в Поное оседло, в 1861-1927 гг. село уже было центром Понойской волости. В советское время это центр Понойского р-на, здесь были пристань и аэропорт, рядом – рыбопромышленный завод. В 1969 г. село ликвидировано как неперспективное, к 1977 г. жители расселены по соседним деревням. Сейчас стараниями предпринимателей несколько домов сохраняются в пригодном для жилья виде, есть электричество от дизельного генератора. В вечернее время центральная улица похожа на хорошо освещённый городской проспект, но без толпы и с деревянным настилом вместо асфальта.

 В одном из домов смотрители села организовали музей, где собраны предметы быта, многие из которых стали уже забытыми и ненужными в современной жизни, но несут на себе отпечаток прошедших времён. На столах и стенах выложены и развешаны пилы, самовары, плуги, утюги… Кроме предметов старины, на обозрение посетителей села выложены и книги, в которых отражены ежедневные бытовые и официальные заботы и нужды прежних жителей села. Наверное, и осталось нам в таких вот руинах разрушенных деревень и полуистлевших документов узнавать собственную историю. Печально, что дом не отапливается – сырость и время делают своё дело. Многие предметы сохранились не очень хорошо, но где вы ещё встретите настоящую конскую упряжь в полном составе? Но всё это уходит, ускользает… И время, как река в период половодья, многое смывает с берегов и уносит в небытие. И как зорко потом не вглядывайся в старину, многое там остается не только загадочным, но и вовсе неясным, если вообще хоть как-то различимым…

ponoi1-0002

ponoi1-0009

ponoi1-0014

Музей с. Поной

На окраине деревни есть древний каменный лабиринт, возраст которого более 2000 лет. Если вы не заметите его в траве, то обязательно увидите указатель. Как бывалые люди, советуем взобраться повыше и получить эстетическое удовольствие от вида сверху – берёзовая поросль хорошо маркирует круговой ход лабиринта. Кроме центральной улицы и музея внимание туриста привлечёт кладбище. Оно совсем небольшое, но прекрасно сохранившееся. Многие могилы остались здесь с позапрошлого века, но есть захоронения периода гражданской и Великой Отечественной войн. Примитивная сельскохозяйственная техника далёких лет зарастает травой и смородиной. Вот она, история чьей-то жизни. А больше ничего и не осталось…

ponoi1-0011

ponoi1-0008

Понойский лабиринт

В таких уголках, как музей в с. Поной, понимаешь, что смотришь на родной дом глазами экскурсанта, которому рассказывают, как жили его прадед и прабабка. С другой стороны, здесь видна история освоения и засорения края. Природа подаёт сигналы, предостерегает, а мы не слышим... Горько смотреть на останки величия державы в заброшенных хозяйствах, оставленных военных городках и неперспективных сёлах...

Текст: Е.А. Боровичёв, Е.И. Копеина ИППЭС КНЦ РАН, ПАБСИ КНЦ РАН, МО РБО г. Апатиты

Фото: jim-monchegorsk.livejournal.comsevprostor.ru/

Прочитано 1822 раз Последнее изменение Четверг, 19 Ноябрь 2015 16:16

Оставить комментарий

Убедитесь, что вы вводите (*) необходимую информацию, где нужно
HTML-коды запрещены