История хибинских поселений в картографических материалах

Оцените материал
(2 голосов)

Историю хибинских поселений вкартографических материалах следует начинать с обзора исторических сведений о нашем заполярном регионе. Сегодня известно, что 7-6 тыс. лет до н. э. во времена "арктического палеолита" возникают самые ранние поселения на берегах полярных морей (о. Олений, Рыбачий п-ов). Около 3 тыс. лет до н. э. уже имеют место постоянные рыбачьи поселения в Беломорье. В VI веке нашей эры началось продвижение восточных славян на Европейский Север.

870 годом  датируется первый поход норвежца Отара к берегам Кольского полуострова. По его сообщению (частично сохранившемуся в древних сагах): "Эта страна простирается очень далеко на север, на немногих местах поселились здесь и там фин­ны, занимаясь зимой охотою, а летом рыбным промыслом на море. ...Земля терфиннов была совсем пустынна, кроме отдельных местечек, где жили охотники, рыбаки и птицеловы". Финны – древнее название саамов. Провинция на севере Скандинавии, населенная саамами, носила название Финнмаркен, то есть "Область саамов". Тер, Тре, Терский наволок, Терский берег – древнее наименование Кольского полуострова. Терфинны (по-русски – Терская лопь) – жители Коль­ского полуострова – саамы. Все эти топонимы в дальнейшем появятся на первых географических картах Севера.

Впервые область Северного полюса с находившейся там (по гипотезе) территорией древней "Гипербореи" изображена на карте Герарда Меркатора (1595 г.). Карта частично основывается на письмах английского монаха, который путешествовал по северу в 1360 году. Другой источник – морские маршруты капитана Джона Дависа за1580 г.

isthib-0001

 Полярная карта Герарда Меркатора. 1595 г.

Следуя далее в хронологической последовательности – в первой половине Х века арабский писатель Абу-Хамед пишет о поселениях славян на побережье Белого и Баренцева морей.

XII век – в русском летописном списке впервые упоминается слово "Лапландия".

1270 – по грамоте "земля Тре" – волость Великого Новгорода (князь Ярослав Ярославич).

В 1326 году между Русью и Норвегией была подписана знаменитая "Разграничительная грамота" о границе на севере. На схематической карте обозначены пути проникновения новгородцев на Север и в Западную Европу в XII-XVI веках.

Начиная с XV века повсеместны плавания поморов и нынешних архангелогородцев на Грумант. Нюрбергский врач Иероним Мюнцер в письме к португальскому королю Жуану II пишет, что русские не только часто посещают Грумант (Шпицберген), но и основали там большое поселение.

XV век – термин "лопь" используется как собирательное название народа саами.

1539  ­– на карте Олава Магнуса впервые изображен Кольский полуостров под названием "Биармия" .

1574 год – впервые в писцовой книге, составленной московским писцом Алаем Михалковым упоми­нается хибинский Йокостровский погост, где сказано, что в нем всего 6 веж, а людей в них 40 человек, а угодья у них... (следует перечень), "а ловят они в тех речках, и в озерах, и по губам белую рыбу про свою нужду, да по лесу зверя бьют и птицу ловят тем себя и кормят".

1598 – В Амстердаме вместе с "Морским дневником" вышла в свет карта полярных стран В. Баренца. На титульного листе этого издания лначертано: "Морской дневник или правдивое описание трех изумительных и никогда не слыханных плаваний, предпринятых три года подряд голландскими и зеландскими кораблями к северу от Норвегии, Московии и Тартарии, в направлении к царствам Китайскому и Синскому, затем как открыты были пролив Вайгач, Новая Земля и страна, лежащая под 80-м градусом, которую они считают Гренландией и в которой никто никогда не бывал; далее о диких и свирепых медведях и других морских чудовищах, а также о невыносимом холоде, который они вытерпели...".

isthib-0002

 Карта полярных стран В. Баренца.1598 г.

1601 – первое описание района реки Нивы дано голландцем Симоном Ван Скалиген, приехавшим в Россию в качестве торгового агента Антверпенской компании. Им же составлена карта Севера Европы.

isthib-0003

 Карта Русской Лапландии Симона Ван Скалигена. 1601 г.

1673 – вышла из печати книга Иоганна Шеффера – "Лаппония", где впервые говорится о Русской Лапландии (русский текст и рисунки И. Шеффера впервые в России были опубликованы в альманахе "Живая Арктика" за 2008 год).

isthib-0004

 Карта Русской Лапландии из книги Иоганна Шеффера "Лаппония". 1673 г.

товары для туризма

XVII век – на картах этого времени район Хибинского массива называются "Будринскими горами". Происхождение этого слова, возможно имеет следующий смысл. На мысе Будрач в Кандалакшской губе и по сей день произрастает плющевидное растение, именуемое у поморов будра. По-видимому такая же растительность была характерной и в Хибинских тундрах, что дало повод уже в XVII веке называть местные горы Будринскими, вероятно по этому же растению. На более поздних картах этот же горный массив стал называться Умптеком (саамское назв. – Умптек – Хибины , от "умп", "опп" – закрытый от постороннего взора, таинственный).

isthib-0005

 Карта Кольского полуострова по "Книге Большому Чертежу", составленная около 1565-1570 гг.

1834 – в сентябре капитан Корпуса горных инженеров Широкшин обследует западные склоны Хибинского массива. В его статье о путешествии на Кольский полуостров ("Горный журнал" за 1835 год) представлены первые геологические сведения о Хибинских горах, оценена средняя высота массива в 1060 м. К статье приложена "Геогностическая карта берегов Кандалажской губы и Белого моря до Кеми и ближайших им гор Карелии и Лапландии в Архангельской губернии". Это первая геологическая (точнее – петрографическая) карта для Кольского полуострова.

1840 – знаменитый русский исследователь Северной и Восточной Сибири А.Ф. Миддендорф на пути из Кандалакши в Колу посетил западные склоны Хибин, дал петрографическое описание этого района.

1887 – финская экспедиция Вильгельма Рамзая (Петрелиус, Чильман, Гакман и др.) под патронажем Российской академии наук начала работать (1887-1892) на Кольском полуострове. Петрелиусом составлена первая подробная карта Хибинского массива. В отчетах экспедиции содержится первое упоминание об апатитовых осыпях. Проводниками Рамзая стали саамы Йокостровского погоста Архипов и Галкин. Место обитания саамов обозначено на карте Рамзая (Jokostroff). Интересен и тот факт, что на этой же карте черными треугольниками обозначены места летних поселений йокостровских саамов.

isthib-0006

 Карта Хибинских гор В. Рамзая. 1887-1892 гг.

1919 – 30 января известный исследователь полярных стран англичанин сэр Генри Шекльтон обратился к генерал-губернатору Северной области Ермолову за разрешением на поиск полезных ископаемых на Кольском полуострове – в первую очередь это касалось района Хибинского массива. Шекльтон просил Северное краевое правительство отдать ему этот район в концессию на 99 лет. За это он гарантировал немедленную отправку в распоряжение белогвардейского командования "транспортов продовольствия и вооружения". 19 февраля 1920 года договор с Шекльтоном был подписан (но новая власть не дала планам Шекльтона осуществиться).

1920 – 20 февраля на ст. Имандра и разъезде Белом (ст. Апатиты) была восстановлена Советская власть, был избран местный исполком (21 февраля – в Мурманске).

1920 – 4 марта постановлением ВСНХ создана Северная научно-промысловая экспедиция.

1920 – 17 июня комиссия в составе президента Академии наук А.П. Карпинского и академика А.Е. Ферсмана выехала на Мурман. На станции Имандра из-за поломки паровоза и нехватки дров несколько энтузиастов во главе с Ферсманом совершили прогулку в горы и поразились обилию интересных геологических находок. Так начиналась знаменитая хибинская эпо­пея, сыгравшая огромную роль и в развитии геохимии, и в со­здании школы советских минералогов, и, что самое важное, в создании новых отраслей промышленности за Полярным кру­гом.

 

1921 – в июне по инициативе проф. Прохорова (Инсти­тут Севера), Мурманского земотдела и Мурм. ж.-д. на берегу оз. Имандра (ст. Хибины, поселок Хибино) начались работы по организации опытного сельхоз-пункта, преобразованного впоследствии в ПОСВИР. Работой руководил агроном Крепс, будущий организатор Лапландского заповедника.

1923 – 1 октября вступил в действие проект "О колонизации Карело-Мурманского края".  Схематическая карта новых поселений в южной части оз. Имандра хорошо иллюстрирует процесс активного освоения этого района Русской Лапландии.

isthib-0007

 Карта района южной части оз. Имандра. 1924 г.

1924 – в Петрограде вышла книга А.Е. Ферсмана "Три года за Полярным кругом".

1925 год – при поддержке Мурманской железной дороги выходит первая гипсометрическая карта Русской Лапландии географа Гавриила Рихтера. Столь позднее появление физической карты Мурманской области говорит о том, насколько заброшенным был этот заполярный уголок России с точки зрения географической изученности.

isthib-0008

 Гипсометрическая карта Русской Лапландии Г.Д. Рихтера. 1925 г.

1930 – "Где быть социалистическому городу в районе Хибин?" – так называлась статья в февральском журнале "Карело-Мурманский Край" за 1930 г.

В начале статьи мы читаем: "Выехавшая в Хибины 26 января Комиссия по по­стройке социалистического города в районе апатитовых разработок была пополнена на месте представителями Мурманского исполкома, Мурманского окружного бюро профсоюзов, уполномоченными санитарного надзора Мур­манской ж. д. и начальника работ по постройке новой ж.-д. линии к апатитовым разработкам.

В период 28–30 января Комиссия произвела осмотр участков на месте".

О событиях, предшествовавших выходу этой статьи, мы узнаем из воспоминаний академика А.Е. Ферсмана: "2–3 сентября 1929 года в "домике Кирова" у Кукисвумчоррского месторождения состоялось историческое заседание специальной комиссии, посланной сюда Сергеем Мироновичем. Постановление этой комиссии было настолько решительно и определенно, что необходимость постройки города в Хибинах оказалась совершенно очевидной и реальной.

Некоторые представители указывали, однако, что можно будет ограничиться в Хибинах лишь постройкой рабочих поселков для добычи апатитовой руды. Но большинство участников этого совещания решительно высказалось за то, что нельзя ограничиваться организацией добычи, что надо ставить вопрос о постройке жилья в районе обогатительной фабрики, а следовательно, подчеркивали необходимость строительства городских поселений в широком масштабе.

Это постановление заставило подумать о строительстве в Хибинах настоящего города.

В моей отчетной книге, поданной правительству в начале ноября того же года, были намечены и первые варианты таких поселений, а именно: два маленьких поселка около рудников Кукисвумчорра и Юкспорра и постройки городского центра на юг от морены и озера Большой Вудъявр на южных склонах, обращенных к реке Белой.

Тем не менее вопрос не получил окончательного разрешения, и только приезд Сергея Мироновича Кирова 31 декабря 1929 г. дал решительный толчок постройке крупного социалистического города в районе апатитовых разработок. По его предложению, в январе 1930 г. в Хибины была отправлена специальная комиссия из представителей Ленинграда, Мурманской железной дороги и мурманских организаций для подготовки окончательного решения и выбора места для постройки.

Комиссия отнеслась отрицательно к трем выдвигавшимся сначала вариантам, а именно: к устройству центрального города около самого Кукисвумчоррского месторождения, совершенно справедливо указывая на неблагоприятные географические условия – ветер, снега и лавины узкой долины реки Саамской (Лопарской). Примерно по тем же причинам отвергнут был также и второй вариант постройки города в долине реки Юкспоррйок. Наконец, не согласились и с настойчивым предложением Мурманской железной дороги – создать социалистический город у станции Апатиты, причем основным доводом против этого было указание на отдаленность этого района от рудников, несмотря на его более благоприятные климатические и топографические условия. Комиссия остановилась на том, что наиболее подходящим участком необходимо признать 17–19-й километры железной дороги, т.е морену, замыкающую Большой Вудъявр, но вместе с тем подчеркнула, что этот участок является более выгодным, чем участок 20–23-го километра, т.е. северные склоны морены.

В марте 1930 г. управление треста "Апатит" подвергло некоторому пересмотру решение этой комиссии и по согласованию с проектирующей организацией остановилось на необходимости строить город на северных склонах морены, учитывая нежелательность расположения поселков слишком далеко от рудников и обогатительной фабрики. Это диктовалось тем, что выбор места обогатительной фабрики был уже окончательно зафиксирован, так как единственным удобным по уклону и по подъездным путям участком было то место, на котором фабрика ныне построена.

Против непосредственного расположения города у фабрики возражали и наша комиссия, и специальная комиссия Академии наук и Колонизационный отдел Мурманской железной дороги. В конце концов трестом было принято несколько компромиссное решение. Однако жизнь показала, что и это решение было не вполне правильным. По мере развития города именно центральная часть морены, а также южные ее склоны стали все более и более заселяться, а центр города переноситься от района обогатительной фабрики к югу. Вместе с тем стало выясняться, что эта фабрика оказалась сильно стесненной выросшими вокруг нее городскими постройками, а отделявшая фабрику от города улица была запроектирована слишком узкой и неудобной. Только последние изменения генерального плана города вводят новую широкую планировку и отодвигают жилфонд от промышленного строительства.

Долгое время в период стройки город оставался без названия. Вся жизнь 1930 г. была связана с шоссейной дорогой и ее километровыми столбами, и поэтому в первые годы по-прежнему сохранялись названия отдельных участков по километрам. Так, 13 км назывался район нынешней ст. Титан (пос. Пионер – В.Б.); 16 км, или "бараками", назывался переезд шоссейной дороги через Кировскую ветку. Район самого города очень долго упорно назывался местными жителями просто 19 км. Между тем 1 августа 1930 г. была закончена железнодорожная ветка к рудникам. Управлению Мурманской железной дороги надо было дать названия отдельным станциям, и оно, не считаясь ни с кем, назвало узловую станцию на магистрали – Апатиты,  станцию на 13 км – Титан и конечную станцию на руднике – Нефелин. Напрасны были наши возражения против этих названий. Нам казалось совершенно неправильным название станции "Титан" в районе, где не было и следов титановых руд.

Еще менее обоснованным нам казалось название рудничной ст. Нефелин, так как основной ее рудой является именно апатит, а не нефелин.

Однако решение Мурманской дороги было принято, и нам предстояло лишь позаботиться о наименовании города, т.е. того пункта, который назывался 19 км. Много разных названий предлагалось местными строителями: одни хотели назвать город "Тундровым", другие "Полярным".

В моей записной книжке указывается еще три предложения – "Карпинск" (в честь президента Академии наук Карпинского), "Хибинск", и тогда уже предлагалось название "Кировск", хотя многие указывали, что С.М. Киров со свойственной ему скромностью не согласится на это название.

Летом 1930 г. мы разъехались в разные края. Мне пришлось с группой наших работников приехать в Магнитогорск с целью ознакомиться там с типами и масштабами строительства и постройки. Тут нам пришла в голову мысль назвать новый город Хибиногорском, по аналогии с Магнитогорском. Мы тут же послали телеграмму в Кукисвумчоррский горсовет и в трест, и вскоре это название утвердили".

Много интересных сведений о процессе освоения Кольского полуострова в начале 1930-х дает "Атлас Мурманской области", выпущенный в 1934 году под редакцией проф. П. Вощанина. Карты из Атласа. (Карты: 5 карт из Атласа).

Мало документов, почти нет свидетельств очевидцев, однако известно, что в конце тридцатых годов прошлого столетия в районе Старых Апатитов располагалось несколько лагерей заключенных. По воспоминаниям Ларисы Гладиной и сведениям Евгении Пации, в районе станции Апатиты находилось 5 лаготделений и несколько лагпунктов. При въезде в город располагался женский лагерь, потом на его месте был построен птичник совхоза “Индустрия”. Огромный лагерь находился также и в районе нынешней апатитской тюрьмы.

В Новом городе (Апатиты) лаготделение 1 находилось там, где сейчас пересекаются улицы Строителей и Гайдара. Его последние бараки были снесены в начале 1970-х годов. Там еще располагались мастерские бывшего треста "Спецстроймеханизация". Лаготделение 2 находилось в пос. Белореченский. В 80-х годах на этом месте работало ЛТП. В Старых Апатитах был еще отдельный спецлагпункт 4.

isthib-0009

 Карта-схема расположения лагерей УСЛОНа в Хибинах в 1929-1953 гг.

 Берлин В.Э.

По материалам альманаха "Живая Арктика"

Прочитано 3131 раз Последнее изменение Понедельник, 16 Май 2016 18:51
Другие материалы в этой категории: « У подножий Хибин Ядерные взрывы в Хибинах. »

Оставить комментарий

Убедитесь, что вы вводите (*) необходимую информацию, где нужно
HTML-коды запрещены