Четверг, 12 Ноябрь 2015 10:06

Лопарская кровь

Оцените материал
(0 голосов)

Эвдиалит как минерал известен более двухсот лет, но интерес к нему лишь увеличивается. Крупные яркие выделения розового, малинового, кроваво-красного, оранжевого, сиреневато-розового цвета, совершенство кристаллов, интересные минеральные ассоциации привлекают к нему внимание многочисленных любителей и людей, далёких от мира камня. Сложный химический состав, разнообразие кристаллической структуры, природа окраски и зависимость этих характеристик минерала от особенностей геологической обстановки привлекают внимание специалистов различных областей. Сочетания значительных концентраций редких элементов (Zr, Hf, Y, Nb, Ta, Sr, Ce) и способность легко разлагаться при воздействии различных реагентов привлекают к эвдиалиту внимание как к возможному комплексному полезному ископаемому, тем более что для него известны крупные и богатые месторождения.

Эвдиалит открыт в 1801 г., когда в красном «листоватом гранате» из Гренландии немецким химиком Ф. Штромейером (первооткрывателем Cd) был установлен Zr. В 1818 г. им же выполнен первый полный химический анализ минерала, состоящего, как тогда казалось, из 5 компонентов: Na, Ca, Fe, Si и Zr. Ему было присвоено имя от греческого «хорошо разлагаемый» из-за лёгкой растворимости в кислотах. В 1844 г. в Норвегии был найден необычный коричневый «гиацинт», оказавшийся разновидностью эвдиалита, в составе которого установили уже 12 элементов. До недавнего прошлого считалось, что эти два минерала идентичны, и термин «эвколит» прочно вошёл в литературу для обозначения оптически отрицательных эвдиалитов обычно содержащих повышенное количество Ca, Fe и редких земель [6, 7]. Перед первой мировой войной датская горнорудная компания сделала попытку использовать эвдиалитовые породы Гренландии как сырье для извлечения Zr, но без успеха.

В России эвдиалит первым установил акад. А.Ф. Миддендорф во время путешествия через Кольский п-ов в 1840 г. Он встретил минерал на западных склонах Хибин и провёл аналогию между породами Хибин и Гренландии. Но настоящая известность пришла к эвдиалиту в 1920-х после экспедиций Академии наук СССР на Кольский п-ов под руководством А.Е. Ферсмана [6].

В его работах эвдиалит часто именуется «лопарской, саамской кровью». «Нас интересовали рассеянные в тундре капли саамской крови, того замечательного камня Хибинских и Ловозёрских тундр, имя которому эвдиалит» [9]. Тогда же А.Е. Ферсман, известный любовью к камню и саамским преданиям, придумал легенду, пересказываемую уже много лет.

«Так вот, слушай. Это было давно-давно, когда меня ещё не было, не было и Василия Васильеича, что пасёт оленей на Малом озере, не было и старика Архипова на Мончегубе; очень давно это было. Нашли на нашу землю чужие люди, сказывали – шветы, а мы лопь были, как лопь – голая, без оружия, даже без дробников, и ножи-то не у всех были. Да и драться мы не хотели. Но шветы стали отбирать быков и важенок, заняли наши рыбьи места, понастроили загонов и лемм – некуда стало лопи деться. И вот собрались старики и стали думать, как изгнать швета, а он крепкий был такой – большой, с ружьями огнестрельными. Посоветовались, поспорили и решили пойти все вместе против него, отобрать наших оленей и снова сесть на Сейтъявр и Умбозеро.

И пошли они настоящей войной – кто с дробником, кто просто с ножом, пошли все на шветов, а швет был сильный и не боялся лопи. Сначала он хитростью заманил на Сейтъявр нашу лопь и стал её там крошить. Направо ударит – так не было десяти наших, и каплями крови забрызгали все горы, тундры да хибины; налево ударит – так снова не было десяти наших, и снова капли крови лопской разбрызгались по тундрам. Ты ведь знаешь, сам мне показывал, такой красный камень в горах – это, верь, и есть та самая кровь лопская, кровь старых саамов.

Но осерчали наши старики, как увидели, что швет стал крошить их, спрятались в тальнике, пособрались с силами и все сразу обложили со всех сторон швета; он туда, сюда – никуда ему прохода нет: ни к Сейтьявру спуститься, ни на тундру вылезти; так он и застыл на скале, что над озером висит. Ты, когда будешь на Сейтъявре, сам увидишь великана Куйву – это и есть тот швет, что наши саами распластали на камне, наши старики, когда войной на него пошли. Так он там и остался, Куйва проклятый, а наши старики снова завладели быками и важенками, снова сели на рыбьи места и стали промышлять... Только вот красные капли саамской крови остались на тундрах, всех их не соберёшь, много их пролили наши старики, пока Куйву осилили...»

В те времена эвдиалит всерьёз рассматривался как источник дефицитного Zr, и лишь серьёзные трудности при обогащении руд и извлечении полезных компонентов, а также находки месторождений более технологичного циркона отложили эту проблему до наших и, может быть, ещё более далёких времён. А тогда снаряжались серьёзные экспедиции, проводились горные работы, многочисленные институты бились над «эвдиалитовой проблемой». Много усилий к изучению минерала, его кристаллографии, химического состава и различий в зависимости от типов пород приложила постоянная участница знаменитых экспедиций Е.Е. Костылева-Лабунцова [6, 7]. А.Е. Ферсман не раз возвращался к полюбившемуся минералу. В книге «Драгоценные и цветные камни России» он пишет: «Минерал имеет прекрасный тон – от буровато-красного, до вишнёвого, напоминающий высокие сорта граната; прекрасно принимает полировку и вообще обнаружил высокие технические качества... Ввиду того, что его запасы в Хибинских горах довольно значительны, представляется желательным обратить внимание на этот новый ценный материал». Несмотря на начавшуюся «хибинскую апатитовую эпопею», он вернулся к этой теме в монографии «Полезные ископаемые Кольского п-ова», обобщавшей результаты работ 1920-1930-х. «Несмотря на все попытки добиться благоприятных результатов в разработке технологических схем для эвдиалитовых руд, до сих пор это положение остаётся неизмененным… Богатство Кольского п-ова декоративными материалами ещё совершенно не оценено… Как поделочный материал красивы некоторые сорта хибинита и особенно малинового и красного эвдиалита… Совершенно исключительна роль кольских минералов в качестве музейного материала… При исключительной научной ценности такие коллекции будут иметь несомненный успех во многих сотнях музеев, научных учреждениях и кабинетах высшей школы нашей страны и частично смогут приобрести и значение для экспорта» [10].

evdialr-0003

Эвдиалит. Хибины, Кольский п-ов, Россия. Более 20 см. Образец: А.Н. Коробков. Выставка "Удивительное в камне-2011". Фото: © А. Евсеев

В это же время издавались его научно-популярные работы, ставшие настольными книгами для нескольких поколений геологов и любителей камня: «Воспоминания о камне», «Путешествия за камнем», на страницах которых эвдиалит был в числе главных героев. В послевоенное время интерес к минералу снизился, но он оставался популярным в среде геологов и любителей камня. Так продолжалось до начала 1960-х, когда первооткрывательница советских алмазов Л.А. Попугаева, к тому времени занимавшаяся цветными камнями страны, сумела убедить высокое руководство, и в первую очередь А.Н. Косыгина, обратить внимание на эту сферу геологических исследований и связанные с ней культурные и экономические выгоды.

В итоге был организован Всесоюзный трест «Цветные камни», затем преобразованный во Всесоюзное промышленное объединение «Союзкварцсамоцветы» с многочисленными территориальными подразделениями. На территории Северо-Запада России работы проводили экспедиции Северного производственного объединения «Северкварцсамоцветы». Естественно возник интерес к кольским минералам. С 1969 г. было начато изучение Хибинского и Ловозёрского массивов на камнесамоцветное, а затем и коллекционное сырьё. Работы велись под научным руководством большого любителя камня, в настоящее время известного писателя Ю.О. Липовского. С 1970 по 1981 гг. были проведены поисковые работы на эвдиалит и другие минералы, а также добычные работы на выявленных проявлениях. В северной части Хибин выявлены пегматитовые тела с эвдиалитом, в основном на контактах лявочорритов с фойяитами. Здесь они образуют серии разноориентированных жил с раздувами и пережимами. Их мощность от первых сантиметров до нескольких метров, протяжённость от первых до сотен метров. Эвдиалит встречается в них в зернистых агрегатах и хорошо образованных кристаллах. Содержания колеблются от 15 до 50 %.

evdialr-0007

Эвдиалит, гора Путеличорр, Хибины. Размер образца 60х35 мм, размер кристалла - 1 см. Образец и фото: © П. Мартынов. Источник: http://medwar.livejournal.com/

Поиски были проведены также в районе г. Куэльпорр и северных отрогов г. Кукисвумчорр (Цирконовая и Эвдиалитовая перемычки, пик Марченко). В зоне слюдяных и эгириновых рисчорритов выявлено более 50 тел. Отмечены шлировидные и жильные пегматиты. Распределение эвдиалита в них неравномерное, а содержания не превышают 15 %. Сделан вывод о том, что при сложности горно-технических условий, труднодоступности и низком содержании эвдиалита эти проявления не представляют практического интереса [3].

В 1976-77 гг. на юго-западном склоне г. Ньорпахк выявлено несколько участков с эвдиалитовой минерализацией. Они локализованы в альбитизированных фойяитах, эвдиалитом обогащены сами фойяиты и пегматиты в них. Зона «Саамская» представляет собой участок обогащённых эвдиалитом фойяитов и альбититов мошностью 2-4 м, прослеженная по простиранию на 50 м. Эвдиалит образует вкрапленность и прожилки размером 3-15 мм. Содержание варьирует от 20 до 50 %. Проявление характеризуется хорошей блочностью – от 20 × 20 × 10 до 50 × 40 × 20 см. Здесь же отмечаются шлировидные участки мономинерального эвдиалита, в которых встречены хорошо образованные кристаллы. Прогнозные запасы оценены в 72 т.

Жила «Рамзая» длиной около 200 м расположена выше по склону. Она залегает в альбитизированных эгириновых фойяитах, имеет сложную ветвящуюся форму. Содержание эвдиалита в ней увеличивается к центральной части. Здесь встречаются хорошо образованные кристаллы величиной до нескольких см и столь же хорошие кристаллы лоренценита. Содержание эвдиалита не превышает 30 %. Жила «Удачная» находится ниже по склону и приурочена к узкой полосе альбитизированных фойяитов. Она сложена эгирин-полевошпатовым пегматитом с вкрапленностью эвдиалита. Содержание не превышает 10 %. В центральной части расположен участок, обогащённый эвдиалитом (до 40 %) в крупных (до 4 см) вкрапленниках и кристаллах. Добыча материала на проявлении не производилась [3, 4].

Единственный объект, на котором проводилась добыча эвдиалитового сырья – проявление «Малый каньон». Оно обнаружено геологами Хибиногорской ГРП в середине 1960-х. Представляет собой обогащённую эвдиалитом зону в трахитоидных уртитах, обнажающихся в левом борту р. Вуоннемйок в 4 м от уреза воды. В плане она прослеживается в субширотном направлении на расстояние свыше 25 м, мощность не превышает 2-2.5 м. Содержание эвдиалита неравномерное, с увеличением к центральной части, где содержание достигает 50-70 %. Для породы характерна повышенная трещиноватость, связанная с плитчатой отдельностью, в связи с чем блочность не превышает 20 × 10 × 10 см. Эвдиалит образует мелкую вкрапленность и массивные (3-5 см) выделения. Запасы оценены в 15 т. В 1980 г. добыто 3245 кг, выход блочного камня 20 × 20 × 10 см составил 1.5-4 %. В 1981 г. 4052 кг при выходе 3.5 % [4]. Впоследствии добыча не возобновлялись.

В те годы Хибины не были так доступны, как сегодня. Кроме того, ведомственные барьеры мешали добыче камня на карьерах объединения «Апатит». Хотя ещё в начале работ отмечалось, что «эвдиалит из карьеров объединения связан с шлировидными пегматитами в апатитизированных уртитах. Минерал образует порфировидные выделения и кристаллы разного размера, различных оттенков от красного до малинового. За счёт полупрозрачности и псевдоспайности возникает эффект искристости. Эффектен в плоско полированных изделиях. Отобрана проба 200 кг, сделана пробная партия кабошонов, выход изделий удовлетворительный. Рекомендуется периодический отбор партий сырья из горной массы» [3].

В то время главенствовал отраслевой стандарт (запасы, блочность камня, % содержание и т. д.) и совершенно не учитывалась уникальность материала. «Коллекционным материалом служат крупные, хорошо образованные кристаллы, а также полигональные кристаллические массы, распределённые в пегматитах крайне неравномерно и приуроченные к краевым частям жил, обогащённых волокнистым эгирином». Следует учесть и то, что в те годы об эвдиалите как камнецветном, тем более геммологическом, сырьё мало кто слышал. А гонения на любителей камня и отсутствие рынка не позволяли оценить материал (кристаллические формы редки и по сей день). Обработку камня осложняли допотопные технологии при том, что эвдиалит – материал капризный.

При выходе на зарубежный рынок совершенно не учитывалась конъюнктура, а возникающий интерес нивелировался неритмичными поставками и низкими закупочными ценами. Заказчик и исполнитель были разделены, а цены устанавливались фиксированные, не отражающие качество материала. Объединению добыча эвдиалита была нужна лишь для его обмена на другой, в том числе зарубежный материал. Даже мастера-камнерезы относились сдержано к новому материалу.

Пришли новые времена. «Эвдиалитовая лихорадка» началась с середины 1990-х, и автор принял в ней самое деятельное участие. В те годы на Северном карьере Кировского рудника была вскрыта зона с повышенными содержаниями эвдиалита. Она располагалась вдоль висячего контакта с апатит-нефелиновыми породами. В ней наблюдались: луявриты, обогащённые эвдиалитом; шлировидные пегматиты с обособлениями кристаллического и массивного эвдиалита в апатитизированных ийолит-уртитах; эгирин – эвдиалитовые жилы и прожилки; шлиры и кристаллы эвдиалита в апатите. Размеры зоны достигали нескольких сотен метров при ширине в первые метры. Обособления эвдиалита достигали 0.5 м3 , а размер блоков – 50 × 50 × 30 см и даже больше. Окраска варьировала от ярко-красной в луявритах и ийолитовых пегматитах до малиновой с различными оттенками в уртитовых и полевошпатовых пегматитах, апатит-нефелиновых породах и апатите. Иногда в эвдиалите наблюдалась иризация. В одном из участков было встречено большое число кристаллов эвдиалита. Они располагались в волокнистом эгирине и сахаровидном апатите. В первом случае кристаллы были плохо огранены, во втором отличались совершенством.

Большой объём материала, отсутствие опыта, средств и знаний в обработке камня привели к тому, что основная часть материала была реализована за рубеж. По подсчётам автора, с 1996 по 2007 гг. здесь было добыто около 30 т эвдиалита. Но в результате появился его «кировский» сорт, благодаря чему удалось выстроить ценовую шкалу всего эвдиалитового материала. Позднее автором установлено, что подобные участки – не редкость. В 2007 г. они были встречены на Юкспорском участке Кировского рудника (западный склон г. Юкспорр) – крутопадающая зона протяжённостью в сотни метров в пределах трёх добычных горизонтов. Она также располагалась в висячем боку апатитовой залежи, а обособления массивного эвдиалита достигали 50 × 50 × 30 см и более. К сожалению, это богатство было безвозвратно потеряно при добыче.

При обследовании остатков карьера «Апатитовый цирк», западный отрог г. Расвумчорр, горизонт +350 м, найдены остатки схожей зоны. Здесь содержащие эвдиалит тела тоже находятся в висячем боку, приурочены к рисчрорритам и уртитам. Ярко проявлены различия в морфологии тел – в первом случае крутопадающие жилы, во втором – шлировые образования и пегматоидные породы. В рисчорритах эвдиалит имеет красную окраску, для уртитов характерны малиновые оттенки.

Позднее подобные участки установлены в Ньорпахкском и Коашвинском карьерах. В первом зона содержащих эвдиалит пород располагалась в висячем боку апатитовой залежи. Её протяжённость достигала нескольких сотен метров. Для неё были характерны участки с «кировским» эвдиалитом в ийолит-уртитовых пегматитах и жилах луявритов.

В 2009-2010 гг. подобная зона вскрыта на Коашвинском карьере. Здесь эвдиалитом обогащены уртиты висячего бока и шлировидные пегматиты в них. Протяжённость зоны – десятки метров. Для эвдиалита характерны красные цвета и уникальная блочность до 1 × 1 × 1 м и более. Такие блоки можно видеть в экспозиции «Музея геологии и минералогии им. И.В. Белькова» Геологического института Кольского НЦ РАН (г. Апатиты) и Горном музее Санкт-Петербурга.

Возможно, это связано с изменениями в технологии массовых взрывов (увеличение дистанции между скважинами). Схожая зона в эгиринизированных ийолитах в 2013 г. вскрыта на карьере «Олений ручей».

Геологическое положение разломов вдоль висячего бока апатитовых залежей и интенсивное развитие здесь подобной минерализации отмечалось хибинскими геологами в связи с изучением глубоких горизонтов месторождений на наличие сброшенных блоков рудных тел [11]. Из проявлений внутри массива наиболее интересным оказался район северных отрогов г. Кукисвумчорр (Эвдиалитовая перемычка – пик Марченко). Здесь скопления эвдиалита приурочены к жилам в рисчорритах и разнозернистых нефелиновых сиенитах.

Отметим, что количество материала не превышает сотен кг, а размер блоков зависит от терпения добывающего. Кроме того, для этих жил характерны хорошо образованные и крупные кристаллы.

В силу редкости и сложности добычи (случай или мастерство препаратора), кристаллы являются «вожделенными» для армии любителей камня, коллеционеров и музейных работников. Общие недостатки эвдиалитового сырья – трещиноватость вследствие взрывных работ и наличие в породе содосодержащих минералов, что особенно характерно для материала из Коашвинского карьера.

Обработка материала не вызывает затруднений. Обязательна проклейка блоков, применение алмазного инструмента и поляритов, а также высокие скорости вращения инструмента. Возможная продукция разнообразна: гальки, кабошоны, яйца, шары; камнерезные изделия разных форм: часы, письменные приборы, столешницы, а также резьба по камню. Были попытки производить каменную плитку. Их остановила высокая стоимость конечной продукции из-за неритмичности поставок сырья.

evdialr-0002

Эвдиалит, титанит, астрофиллит и др. Пик Марченко, Хибины, Кольский п-ов, Россия. Образец: Минер. музей РГГРУ (Р-742. Дар: А.А. Евсеев). Фото 1-2: © А.А. Евсеев.

Сегодня препятствиями для широкой добычи эвдиалита служат запретительные меры. ОАО «Апатит» не заинтересовано в таком виде продукции из-за малого объёма тел, отсутствия опережающего прогноза, невозможность и нежелание селективного отбора. Недавнее закрытие сувенирного цеха иллюстрирует отсутствие заинтересованности наилучшим образом. Всё это сдерживает развитие «каменного» рынка в регионе. Кроме того, вспомним проблемы с лицензированием, реализацией сырья и продукции, отсутствием помощи при развитии сувенирного дела. И всё это – при широкой известности, огромной потребности, а иногда – ажиотажном спросе!

Но вернёмся к минералогии эвдиалита. Это характерный минерал Хибин. Он встречается в породах и пегматитах практически всех комплексов, но его распределение крайне неравномерно. Значительная часть проявлений приурочена к трахитоидным хибинитам, неравномернозернистым нефелиновым сиенитам («лявочорритам») и трахитоидным (гнейсовидным) фойяитам, т. е. к породам внутренней части массива, контактирующим с породами Центральной дуги. Гораздо реже он встречается в грубозернистых хибинитах и массивных пироксеновых фойяитах, слагающих периферическую и центральную части массива, и пегматитах в них. В названных породах эвдиалит является акцессорным минералом и образует скопления в пегматитах [7].

Эвдиалит ассоциирует с полевыми шпатами, нефелином, эгирином, арфведсонитом, энигматитом, ринкитом, лампрофиллитом, титанитом и другими минералами. Особенно тесна связь эвдиалитов с эгирином, энигматитом и астрофиллитом. Часты эвдиалитовые шлиры, в пегматитовых жилах отдельные участки сложены агрегатом этих минералов [7].

В зонах пойкилитовых нефелиновых сиенитов («рисчорритов») скопления эвдиалита приурочены к контактам пород, многочисленным пегматитовым и жильным образованиям [7].

В ийолит-уртитах он редко образует значительные скопления, за исключением некоторых полевошпатовых разновидностей – луявритов. Но он обычен для пегматитов в них. В апатитнефелиновых породах эвдиалит встречается редко, главным образом в реликтовых пегматитах ийолит-уртитов и секущих их жилах [7].

Автором выделено несколько типов проявлений эвдиалита в Хибинском массиве, в которых он служит источником камнесамоцветного и коллекционного материала. Это: пегматиты хибинитов, рисчорритов и ийолит-уртитов; «замещённые» пегматиты йиолит-уртитов в апатит-нефелиновых породах; «штокверковые» зоны в апатитизированных и полевошпатизированных уртитах; эвдиалитполевошпатовые и эвдиалит-эгириновые жилы в различных комплексах; различные содержащие эвдиалит метасоматиты (в основном альбититы). Главный источник эвдиалитового сырья – «штокверковые» зоны в апатитизированных и полевошпатизированных уртитах, где присутствуют пегматитовые и жильные тела различного минерального состава. Они отличаются большой протяжённостью и значительными объёмами эвдиалитового сырья (до нескольких десятков тонн), а также его высоким качеством. Остальные служат источником материала, вносящего разнообразие в палитру эвдиалитового сырья и, главное, источником дефицитных кристаллов эвдиалита.

В результате долгих поисков в Ловозёрском массиве мы нашли два участка, откуда эвдиалит можно брать как поделочное сырьё. Это «Северный» карьер на г. Аллуйав. Здесь встречаются эвдиалит и его марганцево-редкоземельный аналог кентбруксит. Минералы визуально почти неразличимы. И всё же второй быстрее темнеет с появлением по трещинкам оксидов марганца. Но это можно понять лишь при неоднократном посещении карьера.

Карьером вскрыты многочисленные жилы арфведсонит-полевошпат-эвдиалитовых пегматитов, секущих фойяиты. Они слабозональные, обособления эвдиалита всегда находятся в центре жил и представляют собой сростки плохо образованных кристаллов различной величины. Иногда ядерные части совершенно прозрачны. Из них ухитрились сделать несколько небольших огранок. Каменный материал из этого карьера весьма интересен для коллекций. В эвдиалите часто встречаются хорошие кристаллы микроклина, арфведсонита, нефелина, иногда лопарита.

Другое интересное место расположено на юго-восточном краю массива. Здесь находится Мекка собирателей редких минералов г. Мал. Пункаруайв. С 1930-х она известна любому, кто интересовался минералогией. Многочисленные пегматитовые жилы содержат здесь множество редких минералов. Их находки далеко не закончились, последние открытия были сделаны совсем недавно.

На восточном склоне горы в самом начале изучения геологии и минералогии массива ленинградскими геологами были открыты многочисленные эвдиалитовые жилы [6]. Они довольно протяжённые (несколько десятков метров), но имеют мощность всего в первые десятки см. Здесь также встречаются эвдиалит и кентбруксит, но первый преобладает. Оба встречаются в отдельных кристаллах и в виде «гречневой крупы» – сростков плохо образованных кристаллов различного размера. Основной интерес представляют шлиры, сложенные массивным эвдиалитом, часто с кристаллами энигматита. В них эвдиалит похож на «кировский», с тем отличием, что его цвет красно-коричневый, но с теми же искрами (иризацией).

Эвдиалит издавна привлекал к себе внимание яркой окраской, которую в опредёленном смысле следует считать парадоксальной [8]. Действительно, содержания d-элементов в минералах этой группы (прежде всего Mn и Fe) обычно превышает 5 %, иногда приближаясь к 10 %. При таких содержаниях хромофоров в амфиболах (например, в арфведсоните), их окраска исключительно чёрная из-за переноса заряда Fe2+ → Fe3+. В эвдиалитах он осуществляется между четырьмя парами ионов: Mn2+ → Mn3+, Mn2+ → Fe3+, Fe2+ → Mn3 +, Fe2+ → Fe3+. Полосы поглощения указанных переносов с учётом вакантных подуровней перекрывают практически всю часть спектра, видимую человеческим глазом. С учётом этого, собственная окраска эвдиалитов должна быть чёрной. В то же время, спектры свидетельствуют, что она имеет исключительно хромофорный характер. Отсутствие воздействия переноса заряда на окраску эвдиалита объясняется, вероятно, структурными особенностями группы.

Аналогия известна в группе амфиболов. Высокожелезистые щелочные амфиболы ряда рибекита окрашены в серовато-синий цвет из-за сдвига полос поглощения переноса заряда Fe2+ → Fe3+ в красную область. Эта особенность рибекита объясняется тем, что перенос заряда осуществляется между заметно деформированными октаэдрами Fe. Деформация координационных полиэдров допускает перенос электрона по наименее энергоёмкой траектории, что и является причиной сдвига полос поглощения. В некоторых случаях эффекты, возникающие при слабом воздействии переноса заряда, играют роль. Густые тона окрасок ловозёрского эвдиалита, по-видимому, тоже объясняются этим механизмом. Из этого следует, что красная окраска эвдиалитов обусловлена хромофорами (Mn и Fe), а её оттенок зависит от коэффициента искажения координационных полиэдров и соотношения содержаний хромофоров [5].

На сегодня в эвдиалите установлено более 20 элементов. А в группе эвдиалита выделено большое число минеральных видов. Данные по химическому составу показывают, что подавляющее большинство геммологически интересных образцов из Хибин являются Mn-Fe эвдиалитами. Составы ловозёрских образцов, за исключением таковых из эвдиалитовых луявритов, отвечают эвдиалитам и кенбрукситам – их аналогам, обогащённым Mn и редкими землями. В луявритах находится эвдиалит Ca-Fe ряда [5].

Как и во все времена, связанные с переменами, с 1990-х в нашей стране активно развиваются оккультные увлечения. А минералы – непременный атрибут настоящего ясновидящего. Как-то меня попросили посмотреть курс «Астроминералогии», в котором кроме уймы нелепиц я обнаружил отсутствие ряда известных отечественных минералов, в том числе эвдиалита. Это надо было срочно исправлять. И вот в стенах подвала во дворе МГРИ собрались энтузиасты. В результате многодневных споров было решено ничего не придумывать, писать как есть. Результатом стало следующее описание минерала.

evdialr-0001

Эвдиалит. Лепхе-Нельм г., Ловозеро, Кольский п-ов, Россия. Образец: Мин. музей им.А.Е. Ферсмана РАН (Сбор музея. Кобяшев Ю.С.). Фото: © А.А. Евсеев

«Магические свойства эвдиалита похожи на свойства рубина, но более сильные. Первое, с чем он ассоциируется, особенно ловозёрский – это кровь. При касании камня ощущается пульсация разгорячённой крови от осознания собственной силы, мощи и неуязвимости. Приходит ощущение покоя, вы способны ответить на любые напасти и невзгоды. Эвдиалит – камень великой силы, целеустремлённости, решительности, гордости и самопожертвования. Это относится к любой сфере жизни и деятельности человека, к любой ситуации. Даёт ощущение незыблемости и устойчивости перед жизненными неурядицами. Это ваш островок спокойствия среди быстро меняющегося мира. Помогает сохранять принципы и убеждения, составляющие основу личности, раскрывает её возможности. Это минерал страсти, связанный с представлениями о вечном движении, раскрепощении, яркой чувственности и притягательности. Эвдиалит – это вдохновение, энтузиазм и открытость, непосредственность в выражении эмоций, импульсивность, напористость, прямота и благородство. В нём живут древние лопарские предания и верования, высокие горы, стремительные реки, полярная ночь и северное сияние, студёное море и бескрайняя тундра. Покровительствует всем, кто любит природу и путешествия: охотникам, рыбакам, геологам. Оказывает возрождающее, тонизирующее действие, наполняет энергией, внушает волю к жизни. Выводит из депрессии, убивает тоску, скорбь, отчаяние, апатию, дарит надежду. Благотворно влияет на сердце и кровообращение, помогает при малокровии и пониженном давлении, истощении и ослаблении организма, повышает иммунитет и обмен веществ. Считается хорошим средством против галлюцинаций и меланхолии, помогает при бессоннице, дарит крепкий, здоровый сон» [1].

Здорово! А по-моему, весь целительный секрет – в следующем. Наберёшь рюкзак с образцами эвдиалита и тащишь его несколько километров по мокрому курумнику или заболоченному склону! Если повезёт – под дождём-душем. И переждать негде – рельеф не тот, лес реденький. Да и некогда, идти надо, товарищи ждут-волнуются. А придёшь – тут тебе тепло очага, добрый ужин и неспешная беседа, осмотр находок, в конце – богатырский сон. А наутро ты снова сверхчеловек! И всё тебе по плечу! Конечно, без магического действия минералов тут не обошлось! В те годы с нашей лёгкой руки эвдиалит пользовался очень большой популярностью.

Вот что пишет популяризатор кольских минералов и создатель «Музея цветного камня» в Мончегорске В.Н. Дав. «Как-то я решил разобраться с широко бытующим мнением о непригодности эвдиалита в качестве материала для изготовления украшений из-за якобы присущей ему радиоактивности. Отобрав партию, я послал её в один из ленинградских институтов, ведающих проблемами промышленной гигиены, с вопросом, можно делать из этого сырья украшения или нет? Полученный ответ гласил, что присланные камни годятся для закладки в бетонные изделия в количестве, не превышающем одной четверти используемого материала. Тут же следовала просьба о посылке следующей партии. Видимо, эстетика заела» [2].

Тем не менее, несмотря на всякие суеверия, эвдиалит органично влился в ряды «новых» самоцветов и пользуется большой популярностью. Большая редкость и овеянные легендами места находок придают ему загадочность и величавость. В каждом образце ему сопутствуют все известные стихии: небо – нефелин, название которого означает «облачный»; море – эгирин, чьи выделения так похожи на морские водоросли, назван в честь бога морей Эгера; земля – полевые шпаты, в составе которых встречаются главные химические элементы нашей планеты; огонь – его наглядно символизирует цвет и иризация минерала. Завершим статью словами великого певца камня акад. А.Е. Ферсмана: «И нет ему равного во всём мире, как нет ничего дороже крови человеческой, пролитой за свободу и жизнь» [7].

Литература:

1. Глоба П.П. Астроминералогия. Киев: Изд-во Логос, 2003. 247 с.

2. Дав В.Н. Камни радости. Мурманск: Кн. изд-во, 1988. 272 с.

3. Липовский Ю.О. и др. Отчёт о поисковых работах на коллекционные материалы в Карельской АССР и Мурманской обл. за 1976-77 гг. СПб: Фонды СЗТГУ, 1978. 136 с.

4. Липовский Ю.О. и др. Отчёт о результатах поисковых работ на ограночный корунд и коллекционное сырьё в щелочных массивах Кольского п-ова, проведённых в 1980-82 гг. Л.: Фонды СЗТГУ, 1983. 195 с.

5. Лиханова О.Е. Магистерская диссертация «Состав и свойства минералов группы эвдиалита из щелочных массивов Кольского п-ова». Рук. М.Д. Евдокимова, Н.И. Фришман. СПбГУ, 2007. 60 с.

6. Минералы Хибинских и Ловозёрских тундр. М.-Л.: Изд-во АН СССР, 1932. 563 с.

7. Минералогия Хибинского массива. М.: Наука, 1978. Т. 1. 227 с. Т. 2. 585 с.

8. Платонов А.Н. Природа окраски минералов. К.: Наук. думка, 1978. 264 с.

9. Ферсман А.Е. Воспоминания о камне. М.-Л.: Изд-во АН СССР, 1960. 167 с.

10. Ферсман А.Е. Полезные ископаемые Кольского п-ова. М.-Л.: Изд-во АН СССР, 1941. 345 с.

11. Хибинские апатитовые месторождения. М.: Недра, 1965. 112 с.

12. Шеффер И. Лаппония 1673 года, или новое и вернейшее описание страны саамов и самого саамского народа, в котором излагается многое ещё никому не ведомое о его происхождении, суевериях, колдовстве, образе жизни, обычаях, а также о природе, животных и металлах, встречающихся в Лапландии, с приложением подробных к тому рисунков. Апатиты, 2008. 132 с. 13. geo.web.ru

14. liverjournal.com

15. ww.jonnbetts-finemineral.com

Текст: Фришман Н.И., Москва, http://amethystmuseum.ru/

Фото: http://geo.web.ru/

Прочитано 2370 раз Последнее изменение Четверг, 12 Ноябрь 2015 10:30

Оставить комментарий

Убедитесь, что вы вводите (*) необходимую информацию, где нужно
HTML-коды запрещены